RSS
 

В небесах и на земле. Часть 3. Закат былой славы

21 Окт

В небесах и на земле. Часть 3. Закат былой славы


«Кфир» С2 был очень достойным самолётом, который во многом был на равных с «Фантомом». 

В ВВС Израиля «Фантомы» получили имя «Курнас» (кувалда) и подверглись глубокой модернизации. На большинство самолетов была установлена неубирающаяся штанга для дозаправки в воздухе, а также обеспечена возможность использования УР «воздух-воздух» Shafrir, Python-3 и УР Gabriel. Пушка M61A1 заменена на пару 30M552, и установлена ИК-станция переднего обзора FLIR, а БРЛС заменена многорежимной EL/M-2021 фирмы Elta.

 


 

F-4E Phantom II

Несмотря на большие различия между двумя самолётами, в том числе и в тактике боя, применяемой каждым типом, они были достойны друг друга в учебных воздушных боях. «Кфир», как и «Фантом», мог пролететь на бреющем полёте и атаковать цели, расположенные на сотни километров от своих баз, привезти туда достойную бомбовую нагрузку – до 10 бомб общим весом в две с половиной – три тонны, и уложить их точно в цель. А если какой-либо МиГ попытался бы ему помешать в этом, то для этого у «Кфира» были 2 ракеты «воздух-воздух» и бортовые пушки. «Фантом» на такое же расстояние «вёз» 2-2,5 тонны бомб, но больше ракет «воздух-воздух»…

В одном «Фантом» явно превосходил «Кфир» – из-за больших размеров его крыла на него можно было навешивать глиссирующие бомбы большого калибра, которые из-за размаха крыльев своих стабилизаторов с трудом помещались под крыло «Кфира», сводя на нет целесообразность такой затеи.
 

 

«Кфир» С2 при полном вооружении – 10 бомб по 250 килограммов каждая,
2 ракеты «Питон 3», 2 «бидона» по 1300 литров под каждым крылом.
Фото ВВС Израиля

«Фантом», самый грозный боевой самолёт на Ближнем Востоке начала 70-х, не затмил «Мираж» и его потомков в роли истребителя-перехватчика, несмотря на качественный бортовой радар и способность нести в четыре раза больше ракет «воздух-воздух», чем «Мираж» и «Нешер». 

Война Судного дня 1973 года открылась внезапным и мощным фронтальным наступлением арабских армий – египетской по всей ширине Суэцкого канала и сирийской по всему фронту на Голанских высотах, – она закончилась, когда ЦАХАЛ был ближе к столицам врага, чем до войны. В Египте израильские танки остановились на 101-м километре от Каира, а в Сирии – на расстоянии 30 километров от Дамаска, пригороды которого уже были под огнём дальнобойной израильской артиллерии. Однако она закончилась для израильтян глубоким шоком.

Основных причин шока было несколько – от колоссального провала разведки, погрязшей в собственной ошибочной концепции о боеспособности и готовности арабских армий к войне и проморгавшей признаки подготовки к наступлению, поведения собственного правительства, которое было занято внутренней политикой и не приняло надлежащих мер для предотвращения войны, и до настроя высшего армейского командования, которое после побед 67-го года соревновалось внутри себя в шапкозакидательстве по отношению к арабским армиям и их возможностям и не сделало достаточно для правильной подготовки армии к современной войне. Не менее шокирующими были чисто военные сюрпризы – от масштабов наступления арабских армий и их боевого духа в первую пару недель войны до технического оснащения Советским Союзом арабских армий ракетными комплексами – противотанковыми и противозенитными – и тактик их применения.

Шок вылился в понимание, что надо действовать и готовиться к следующему раунду, а в том, что он состоится, в Израиле никто не сомневался. Командование ВВС Израиля провело ряд глубоких «разборов полётов», что привело к некоторым основным выводам, в результате которых было произведено несколько параллельных реорганизаций и реформ – внутри ВВС, в их техническом оснащении и их работе с ЦАХАЛом.

Одним из уроков войны было понимание, что самолётов «Фантом», которые показали себя как идеальный «тяжёлый» самолёт, которые в штабе ВВС искали с середины 60-х, недостаточно. Их нужно использовать в первую очередь для ударов по вражеским инфраструктурам и коммуникациям, штабам и войскам, батареям ПВО и аэродромам противника. Нет смысла использовать их для перехвата вражеских самолётов днём, в условиях видимости – «Миражи» и «Нешеры» делают это не хуже, если не лучше «Фантомов»…

Одно «Фантом» мог делать, что «Мираж» или «Нешер» не могли, – перехват ночью или в условиях плохой видимости и применение ракет «воздух-воздух» большой дальности действия с радарным наведением… А в том, что это необходимо, сомнений не было – использование египетскими ТУ-16 ракет дальнего действия доставило много неприятностей израильским центрам контроля и управления воздушным пространством в Синае. Ракетоносцы Ту-16К-11-16 36-й эскадрильи 403-ей бомбардировочной бригады генерала Мохаммеда Османа Эль Генди египетских ВВС выпустили в общей сложности 25 ракет КСР-2 и КСР-11 из которых двадцать, к счастью, были сбиты и только пять поразили цели — две РЛС и склады снабжения. Было ясно, что и в следующей войне будут попытки повторить этот успех, а также ударить такими ракетами по израильским тылам и населенным пунктам страны. 
 

 

Арабский Ту-16 с крылатыми ракетами КСР-2 на внешней подвеске

Воздушные бои в зоне работы зенитно-ракетных комплексов также доказали свою опасность – несколько «Миражей» были сбиты ракетами ПВО во время воздушных боёв над Голанами, и использование дальнобойных ракет «воздух-воздух» могло помочь решить эту проблему. По идее, истребителям с такими ракетами не надо было залетать в зону действия ЗРК, чтобы сбить находящийся под их прикрытием самолёт врага… «Фантом» мог это делать не так хорошо, быстро и эффективно, как этого хотелось бы, – ТТХ его радара не были достаточно хороши, а его ракеты «Сперроу» не были достаточно дальнобойными и «умными», чтобы справиться с такой задачей.
 

 

AIM-7 «Спэрроу»

Нужен был новый самолёт. Такой, чтоб был быстр – быстрее «Миража» и «Фантома», особенно в наборе высоты, чтобы мог достать до МиГ-25, который заимел манеру пролетать над Израилем. (Все попытки ВВС Израиля в начале 70-х годов совершить удачный перехват советских разведывательных МиГ-25 при помощи «Фантомов» и «Миражей» или сбить их из ЗРК успеха не имели. Ни «Мираж», ни «Фантом» не имели достаточных лётных характеристик, бортового радара и ракет, способных сбить МиГ-25, пролетающий над Израилем на скорости выше 3М, т.е. в три раза выше скорости звука. Существовавший в то время в Израиле ЗРК «Хоук» до высот полёта МиГ-25 дотянуться тоже не мог.)
 

 

«Хоук» MIM-23 HAWK — американский войсковой зенитный ракетный комплекс средней дальности, производства компании «Рейтеон».

Нужен был новый самолёт с отличным радаром, основанным на новейших цифровых технологиях, с повышенной дальностью обнаружения цели размером в МиГ-21, с возможностью работать по целям, летящим на высоте бреющего полёта. С новыми дальнобойными ракетами радарного наведения – более эффективными и надёжными, чем у «Фантома». С большим количеством ракет для ближнего боя – четыре как минимум. С сильными, но экономными двигателями – желательно двумя, для большей надёжности, которые бы позволили новому самолёту летать далеко и долго. Самолёт, который был бы равен «Миражу» в ближнем маневренном бою, а если можно, то пусть даже будет немножко лучше. И, конечно же, у самолёта обязательно должно быть скорострельное пушечное вооружение с большим запасом снарядов. И ВВС Израиля начали искать такой самолёт…

По правде говоря, в 1974 году у израильтян не было большого выбора – в расчёт могли приниматься только американские самолёты: у французов ничего нового и подобного данным требованиям не было, самолёт «Торнадо» англо-германо-итальянского консорциума «Панавиа» не был лучше «Фантома», да и летать он начал только в середине 1974 года, а у соцлагеря Израиль покупать не мог, даже если бы и хотел…

Среди американских истребителей-перехватчиков, созданных на уроках 60-х годов и вьетнамского опыта, было несколько кандидатов: один самолёт – F-14 –закончил этапы разработки и только-только был принят на вооружение в ВМФ США, второй – F-15 – был ещё в разработке и выполнил свой первый полёт в июле 1972 года, а парочка молодых претендентов на лавры лёгкого истребителя, получивших впоследствии обозначение F-16 и F-17, сходила с чертежей на лётное поле. (Экспериментальные YF-16 и YF-17 совершили первые полёты 2 февраля и 9 июня 1974 года, а решение о запуске F-16 в производство было озвучено Пентагоном 13 января 1975 года.)

Выбор между F-14 и F-15 был непрост – оба самолёта разрабатывались как замена «Фантому» и были похожи во многих параметрах своих техно-тактических характеристик. Но штабные офицеры ВВС Израиля, отправленные в США для сбора данных и проверки самолётов, «пощупав железо», были уверены – Израилю нужен F-15, успевший уже получить в США имя Eagle. Пообщавшись с лётчиками-испытателями компании McDonnell Douglas, производителя «Скайхока» и «Фантома», которые уже служили в ВВС Израиля, и полетав на самолёте, израильская делегация настолько утвердилась в своём мнении, что вопрос был быстро вынесен на самые верхи в Израиле и США, и процесс закупки нового самолёта был запущен с рекордной скоростью. Одним из факторов принятия решения в пользу закупки F-15 была оценка израильскими офицерами ВВС заложенного в него потенциала, который позволял задействовать в будущем этот самолёт в роли ударного на сверхдальних расстояниях. (Это несмотря на то, что американцы – Пентагон и производитель – разрабатывали F-15 «только и в первую очередь» для задач перехвата и ведения воздушных боёв. Помыслов и планов сделать из него «бомбера» у Минобороны и ВВС США в то время не было…) Однако фактором, больше всего повлиявшим на скорость принятия решения с израильской стороны и готовность Израиля закупить даже пред-серийные самолёты, лишь бы они прибыли в Израиль как можно быстрее, до конца 1976 года, было понимание того, что с F-15 ВВС Израиля смогут перехватить и даже, может быть, сбить недосягаемые до тех пор МиГ-25.
 

 

F-15 – два мощных двигателя, два высоких хвоста, один лётчик в высокой остеклённой кабине, широкое высокое крыло, 8 ракет и 6-ствольная скорострельная 20-мм пушка

Первые F-15 прибыли в Израиль 10 декабря 1976 года, и с первых же полётов в ВВС стало ясно, что это не просто новые самолёты, а предвестники новой эры…

Теоретически F-15 был «новым «Фантомом», и, по сухим данным, он мало что привносил нового по сравнению с ветераном. НО!!! F-15 обладал тремя основными качествами, которые «делали всю разницу», как когда-то говорили в Одессе. Во-первых, радар F-15 был на порядок качественнее радара «Фантома» и действительно мог видеть и сбивать низколетящие цели. Маленькие и юркие цели типа МиГа-21 и «Миража» он видел издалека и мог вести перехват самостоятельно, без помощи с земли.
 

 

F-15 на боевом патрулировании с ракетами «Шафрир-III».
Фото ВВС Израиля


 

 

Кабина пилота F-15 – высокая эргономика панели приборов и прицела плюс автоматика радара позволяли одному пилоту делать то, что в «Фантоме» делали двое – пилот и штурман

Во-вторых, несмотря на свой большой размер и благодаря мощным двигателям и удивительно тонко и точно выверенной аэродинамике, F-15 как воздушная платформа маневрировал существенно лучше «Фантома» и «Миража» во всех диапазонах скоростей и на всех высотах полёта. Это было удивительно ещё и потому, что достигалось без всякой механизации крыла, обычно используемой для «подгонки» профиля крыла под меняющиеся при маневрировании условия его обтекания воздухом. Для уверенных в себе и своих машинах лётчиков «Фантомов» и «Миражей» очень неприятным сюрпризом стал тот факт, что после пролёта «лоб в лоб» с F-15 тот в «2-3 хода» оказывался у них на хвосте…

Двигатели F-15 были не только мощны, но и очень экономичны во всех режимах полёта, кроме как при включении форсажной камеры. Вкупе с замечательной аэродинамикой самолёта это открывало новые возможности по увеличению радиуса боевого действия.
В-третьих, у F-15 была современная компьютеризированная система вооружения с широким многофункциональным прицелом, интегрированная с радаром и сенсорами ракет «воздух-воздух». Эта система позволяла одному лётчику совершать все необходимые действия – от захвата цели, выбора и наведения оружия до запуска ракет в дозволенных пределах, чтобы увеличить вероятность попадания, не мешая ему пилотировать самолёт в условиях близкого маневренного боя, с характерными ему перегрузками и ускорениями, сверхбыстрыми изменениями ситуации и режимов полёта, и опасностью сваливания в штопор.

Гегемонии «Миража» как самого крутого истребителя ВВС Израиля пришёл конец…

Но у F-15 были и недостатки. Он был большим, и его было видно издалека. Очень издалека… Незаметно подкрасться к своему противнику для F-15 было практически невозможно… Или раствориться в синеве, несмотря на его небесный окрас…
 

 

«Мираж» и F-15 – разница в размерах очевидна

Ракеты с радарным наведением у F-15 были не намного лучше, чем у «Фантома», а были лишь усовершенствованной версией старого «Сперроу» AIM7. Но самым большим недостатком была цена и, соответственно, ограниченное количество самолётов, которое Израиль мог себе позволить в то время – всего одну эскадрилью…

Через несколько месяцев после приземления первой четвёрки F-15 в Израиле они начали нести боевое дежурство по защите неба страны. С этого момента «Миражи», «Нешеры», «Кфиры» и «Фантомы» начали отходить от задач, связанных с перехватом, воздушными боями и прочих. Боевые задачи эскадрилий «Фантомов» начали менять окрас с синего – «воздух-воздух»– на коричнево-зелёный – «воздух-земля». Задачи «Кфиров», начинавших прибывать в эскадрильи в существенных количествах, тоже. Только «Миражи» и «Нешеры», которые были практически неэффективны как ударные самолёты, остались верны своей роли начала 70-х. Их количество постепенно снижалось, и к концу 70-х остались одна эскадрилья «Миражей и две «Нешеров».

Зато появились две полноценные эскадрильи, вооружённые самолётами «Кфир» С2, и одна эскадрилья «Кфир» С1, которые, осваивая самолёт и открывая для себя его сильные и слабые стороны, стали столбить его место в новой иерархии грозных железных птиц ВВС Израиля.

Место оказалось почётным – даже очень. Вторым после F-15 по истребительным делам и вторым после «Фантома» по ударным.

Принимая во внимание уникальные возможности F-15 и его радара, а также его ограниченные количества, ВВС Израиля разработали тактику смешанных звеньев, в которых пара F-15 вела в бой пары «Фантомов» или «Миражей»/«Кфиров». Так как у «Фантомов» и «Кфиров» топливо заканчивалось раньше, чем у F-15, то получалось, что пара F-15 водила в бой четвёрку, а то и больше «Кфиров» и «Фантомов», пока и у них не заканчивалось топливо. Такая тактика себя оправдала, и 27 июня 1979 года в воздушном бою, который смешанное звено F-15 и «Кфиров» вело против сирийских МиГов, «Кфир» №874 ракетой «Шафрир» сбил МиГ-21(Одновременно с «Кфиром» № 874 один из F-15 запустил ракету AIM-9 «Сайдвиндер», и победа засчиталась обоим лётчикам. В этом бою F-15 сбили ещё три сирийских МиГ-21. Эти три с половиной МиГа считаются первыми, сбитыми самолётами F-15, в мире.). Это была первая встреча «Кфира» с МиГ-21, в которой маневренность С2 и эффективность нового поколения ракет «Шафрир» были доказаны на деле. Больше боевых встреч с МиГами у «Кфиров» не было, а F-15 продолжали доказывать, кто новый хозяин неба на Ближнем Востоке, и 13 февраля 1981 года сбили МиГ-25 над Ливаном, а 29 июля того же года ещё один (Оба сирийских МиГ-25 были сбиты ракетами «Сперроу» AIM 7F)…

К этому времени за первой эскадрильей F-15 израильских ВВС уже числилось больше десятка воздушных побед, без каких-либо потерь. 

Однако в начале 80-х на ближневосточной сцене появился новый воздушный игрок…
Первые самолёты F-16, закупленные Израилем в США и прибывшие на Святую землю 2 июля 1980 года, произвели фурор ничуть не меньший, а даже больший, чем F-15 четырьмя годами раньше.
 

F-16 производства компании General Dynamics был самолётом нового, цифрового поколения и был создан, чтобы доказать, что можно добиться почти тех же результатов, как и у F-15, но в самолёте в два раза меньшего размера, веса и цены.
 

 

Слева направо – «Фантом», F-16 и F-15, разница в размерах бросается в глаза

Фюзеляж F-16 обжимал такой же двигатель, как и у F-15, но только, конечно, один. Воздухозаборник самолёта был расположен внизу фюзеляжа, под кабиной пилота, и у него не было никаких приспособлений для изменения геометрии, так необходимых для скоростного сверхзвукового полёта. Нос самолета был овально-плоским, его «овальность» плавно переходила в супертонкие крылья в форме трапеции, на концах которых устанавливались ракеты «воздух-воздух». На крыльях были предкрылки и закрылки, которыми, как и рулём высоты, управляли компьютеры системы Fly-by-wire – последнее слово того времени в самолётостроении.

До скорости 1,2М F-16 маневрировал практически так же, как и F-15. На скорость выше 1,4М F-16 просто не был рассчитан. Но F-16 был построен так, чтобы самолёт и его пилот могли выдерживать перегрузки в 9G, и там, где перегрузки на виражах останавливали другие самолёты на отметке в 7 (у «Фантома») или 7,5G (у F-15А), F-16 мог «дожать на вираже» своего противника.

У F-16 был радар нового поколения с отличными возможностями захвата низколетящих целей, как и у его старшего брата – F-15, только «послабее». Меньшие, чем у F-15, физические размеры F-16 в сечении фюзеляжа и носа ограничивали размер антенны радара. А это в свою очередь ограничивало расстояние обнаружения цели и возможность ракетного вооружения с радарным наведением, которого у первых моделей F-16 вовсе и не было.

В воздушных боях F-16 был юрким, как «Мираж», хотя по размерам он был немногим больше его. Тактика боя «Миража», отработанная в ВВС Израиля потом и кровью, подходила F-16, как сшитая по спецзаказу перчатка.

С его продвинутой аэродинамикой и компьютеризированным управлением предкрылками и закрылками для наилучшей манёвренности, и сверхсильным и экономичным двигателем, F-16 мог позволить себе вести агрессивный бой, зная, что сумеет вывернуться из тяжёлого положения и уйти от угроз самолётов прежнего поколения. А если надо, то и использовать свой размер и осиный профиль, чтобы исчезнуть в солнце или синем мареве неба…

Ко всему, F-16 был оснащён самой современной на то время цифровой системой вооружения и бомбометания и обладал встроенной шиной данных, которая служила основой для интегрированной воедино авионики.
 

 

F-16 в крутом манёвре на средней скорости.
Фото ВВС Израиля


 

 

Наглядный пример разницы в манёвренности «Фантома» (F-4) и F-16.
Фото из американских источников


 

 

Основная панель приборов F-16 – видны цифровые экраны радара (в центре)
и системы вооружения (слева), а также широкоформатный цифровой прицел

Благодаря своей аэродинамике и цифровой системе вооружения F-16 мог успешно потягаться с «Фантомом» в роли основного ударного самолёта ВВС Израиля, а в чём-то даже и превзойти его. К примеру, пролететь без дозаправки на бреющем полёте до Багдада, уничтожить там ядерный реактор и вернуться домой в Израиль.
 


 

 

F-16 №243, участвовавший в уничтожении иракского реактора

Через девять месяцев после своего прибытия, 28 апреля 1981 года, израильский F-16 добился своей первой воздушной победы, правда, над сирийским вертолётом Ми-8 (Эта победа была достигнута огнём бортовой 20-мм пушки на сверхмалой высоте.). Однако 14 июля того же года F-16, впервые в истории схлестнувшись в воздухе с истребителями противника, сбил ракетой «Сайдвиндер» сирийский МиГ-21.

Три эскадрильи F-16, прибывшие в Израиль в 1980-1981 годах, быстро оттеснили «Фантомы» и «Кфиры» на роль «только ударных» самолётов. Пусть и способных постоять за себя в воздушных боях, но не лидеров перехвата самолётов противника, как это было в начале 70-х.

События 1982-го в Ливане и их результаты полностью закрепили это положение и явились началом заката «Кфира» в ВВС Израиля. В боевых действиях того лета над Ливаном были сбиты более 80 сирийских МиГов разных марок – МиГ-21, МиГ-23 и МиГ-25. Все были сбиты самолётами F-15 и F-16. Ни один из израильских самолётов не был сбит в воздушных боях. (Боевые потери ВВС Израиля в 1982 году составили: 2 транспортных вертолёта «Белл» 212, атакующий вертолёт «Кобра», штурмовик «Скайхок» над Южным Ливаном – от ПЗРК «Стрела», «Фантом» над долиной Бекаа – от ЗРК SA6/Куб, «Кфир», подбитый дальнобойной ракетой ЗРК «Двина» в море около Латакии, но немного не дотянувший до приземления на авиабазе Рамат Давид.)

Лётчики «Миражей», «Кфиров» и «Фантомов» остались не у дел…

К лету 1982 года в ВВС Израиля было пять полноценных эскадрилий, оснащённых самолётами «Кфир», – четыре эскадрильи «Кфир» С2 и одна эскадрилья «Кфир» С1, и одна эскадрилья «Миражей», собранная из оставшихся в живых оригинальных «французов». Три из эскадрилий «Кфир» в прошлом были эскадрильями «Миражей», со всеми вытекающими традициями и подходами к полётам. Две поменяли свои «Скайхоки» на «Кфиры» и, несмотря на наличие в них выходцев «Миражей» на разных уровнях командования, настоящими истребительными эскадрильями ещё не стали. В эскадрилье «Миражей» летчики, все как один, были резервистами, ветеранами трёх войн и сотен воздушных боёв, а её командиром – 


Гиора Эпштейн-Эвен, «чемпион мира» по сбитым МиГам. (Он считается самым результативным лётчиком-истребителем в истории арабо-израильского конфликта. На его счету 17 сбитых самолётов – девять из них за два дня боёв над Египтом в 1973 году, причём 4 – в одном бою на самолёте «Нешер» 20 октября.) Основной (и практически единственной) задачей последней эскадрильи «Миражей» в 1982 году была защита воздушного пространства Израиля, т.е. перехват и уничтожение вражеских самолётов. В небе Ливана они действовали только в связке со звеньями F-15 и до встреч с самолётами противника никак не успевали – начиная перехват, F-15 на полном форсаже отрывались от «Миражей» и начинали первые такты воздушного боя без них, а когда бывшая гроза небес догоняла события, то делать им уже было нечего…

В боевых действиях в Ливане «Кфиры» были задействованы как ударные самолёты, наряду с «Фантомами» и «Скайхоками». Они атаковали сирийские комплексы ЗРК и зенитные батареи, танки, очаги сопротивления террористов, их артиллерию и ракетные установки залпового огня, оказывали огневую поддержку своим сухопутным товарищам.

Ливанская война 82-го года стала переломным моментом в развитии военно-воздушных сил не только Ближнего Востока, но и всего мира. Её интенсивная фаза длилась всего лишь неделю с небольшим, вспыхивая после этого местными очагами на пару-тройку дней, пока все стороны не успокоились, переваривая прошедшие события. Основными судьбоносными событиями того года были разгром сирийской системы ПВО в долине Бекаа, массовые воздушные бои самолётов нового поколения (F-15 и F-16) с МиГами (в основном МиГ-21 , МиГ-23) и Су-22, применение лёгких беспилотных аппаратов для наблюдения и управления боем в режиме реального времени и успешное участие противотанковых вертолётов в наземном танковом сражении.

Война выявила достоинства и недостатки состоящих на вооружении ВВС Израиля самолётов и изменила многое в понимании того, какие самолёты понадобятся Израилю в обозримом будущем. А будущее выглядело цифровым и умным, с хитрыми и точными бомбами, с воздушными платформами повышенной маневренности, сильными и экономными двигателями и с возможностью дозаправки в воздухе.

Во многом будущее выглядело до подозрительного похоже на самолёты «поколения F», как теперь называли F-15, F-16 и им подобные. На основе понимания, что не будь у Израиля самолётов F, результаты воздушных боёв вряд ли выглядели как 80:0, было принято решение стремиться увеличить, насколько это будет экономически возможно, количество F-15 и F-16 в составе ВВС Израиля.

Однако если в отношении F-15 всё было просто – «дайте нам того же, только поновей», то с F-16 дела обстояли по-другому. Пара лет опыта эксплуатации и боевого применения самолётов F-16A выявили некоторые его слабые стороны, и в ВВС Израиля появился «список пожеланий» для следующей версии этого самолёта. Основные требования в этом списке были: дополнительная скорость с бомбогрузом на малой высоте, повышенная грузоподъёмность, новые системы управления вооружением и радиоэлектронной борьбы (РЭБ), возможность запуска ракет «воздух-воздух» с радарным наведением и тяга двигателя, чтобы всё это себе позволить… Этого, конечно, можно было ожидать. Но были ещё два «скромных» требования – большая часть новой авионики и систем РЭБ должны быть израильскими, и половина новых самолётов должна быть двухместной, с полноценным местом работы штурмана в задней кабине, как у «Фантома»…

Также в обозримом будущем для «Фантома», который доказал свою способность модернизироваться и работать с современным высокоточным оружием – глиссирующие бомбы, ракеты с лазерным наведением и т.п., определилось достаточно почётное место в среде израильских ударных эскадрилий. И это несмотря на желание закупить полноценные двухместные F-16 как возможную будущую замену «Фантома». Однако после 1982 года израильские «Фантомы» окончательно распростились с ролью истребителей-перехватчиков. По сравнению с самолётами поколения F, «пожилые» «Фантомы» оказались существенно менее маневренны и более топливопрожорливы, и последнее создавало определённые проблемы в их применении как платформы для запуска высокоточного оружия. Чтобы преодолеть эту преграду, на них повышенными темпами стали устанавливать штанги для заправки в воздухе, чтобы существенно увеличить время, которое они могли провести в воздухе, патрулируя с высокоточным оружием на борту.

Не все уже состоявшие на службе боевые самолёты ВВС Израиля успешно пережили лето 1982 года. Первой «жертвой» пали «Миражи» и «Нешеры». В условиях современных воздушных войн им не нашлось больше места – их шансы на выживание над полем боя были минимальны, а эффективность использования очень сомнительна, особенно в сравнении с поколением F. Именитых истребителей с гроздьями значков сбитых самолётов противника, уцелевших ветеранов войн и жарких воздушных боёв подремонтировали, перекрасили и продали за границу, в основном в Аргентину, которая воевала тогда с Англией за контроль над Фолклендскими островами. (Продажи самолётов «Нешер» в Аргентину начались ещё в 1981 году, после того как эскадрильи «Миражей» и «Нешеров» начали менять свои самолёты на F-16. Впоследствии пара-тройка именитых самолётов были выкуплены обратно для музея ВВС в Хацерим.)
 

 

«Мираж» IIIC за номером 158 в музее ВВС Израиля

«Скайхоков» тоже потеснили – это сделали «Кфиры», которые благодаря своему двигателю и высоким скоростям полёта могли лучше выживать в условиях повышенной плотности зенитного огня современного поля боя. Кроме того, «Кфиры» могли эффективно атаковать защищаемые истребителями инфраструктуры противника, с чем «Скайхоки» уже практически не справлялись… Однако изначальное упрямство разработчиков «Кфира», не желавших трогать топливную систему, унаследованную от «Миража», оставило «Кфиры» без системы дозаправки в воздухе, что ограничивало их радиус действия и время в воздухе. Зато тихоходные «Скайхоки» были намного экономней «Кфиров» и могли дозаправляться в воздухе, что оставляло им нишу огневой поддержки сухопутных войск вблизи линии фронта и хороший шанс на продолжение боевой жизни в ВВС Израиля.
 

 

Дуглас A-4 «Скайхок» в музее ВВС Израиля

Было ясно, что пришло время искать замену для «Скайхока», – с этим никто в ВВС не спорил. Не было ясно, какой самолёт заменит «Скайхок», но было понятно, что при схожих размерах он должен иметь сильный двигатель, повышенную скорость и маневренность, высокую грузоподъёмность и современную авионику. Варианты типа низколетающего тихоходного американского штурмовика А10 отпадали сразу же…

Споры, однако, разгорелись вокруг будущего самолётов «Кфир»…
Источники: И.Мостов. Дерзкий Львёнок. Статьи Википедии и пр.

Окончание следует…

Автор:
Александр Привалов
 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования