Чтобы понять, чего мировое сообщество ожидает от мирного процесса, важно учитывать исторический контекст. Без него процесс совершенно непонятен. Действительно, почему столько стран озабочено национальными правами трехмиллионного палестинского ненарода? Запад и не думает поддерживать сотни движений за независимость, существующие в мире, даже когда за ними стоят бесспорные национальные образования – исторические, генетические и языковые. Точно так же Запад никогда не волновало, когда одна страна присоединяет территорию другой: светоч демократии сам присоединил треть Мексики; Россия, Польша, Чехословакия и Франция аннексировали коренные германские земли. Никого не волнует и преследования меньшинств, особенно если эти меньшинства враждебны по отношению к большинству. Можно и не вспоминать известный пример России с чеченцами, если даже Франция всего несколько лет назад разрешила использование бретонских имен. Точно так же незаметно, чтобы Запад интересовала свобода вероисповедания в странах типа Саудовской Аравии.

Быть может, Израиль толкают только на мелкие уступки? Вовсе нет: «Дорожная карта» требует отдать Храмовую гору, Иерусалим и Иудею. Если где-то на земле и есть еврейские территории, то это они. Это примерно как заставить Россию отдать Кремль или Америку – Белый дом.

Или, быть может, болезненные уступки – нормальное историческое явление? Для победителей – никогда. В мировой истории нет ни единого примера, когда атакованная страна побеждала, присоединяла территории побежденного агрессора и затем отказывалась от них по доброй воле. За шестьдесят лет на Израиль нападали шесть раз; аннексия территории противника – исторически стандартная компенсация.

Есть ли для Израиля хоть какая-то польза от этих уступок, пусть и странных? Нет, они означают самоубийство. Ни одно государство не может существовать в 13-километровых границах, тем более если это государство осаждают триста миллионов врагов.

Отношение мирового сообщества к Израилю видно по тем требованиям, которые оно нам предъявляет. Израиль должен воевать миролюбиво: посылать своих детей в городские бои и даже каким-то образом выяснять принадлежность террористов, прежде чем в них стрелять. Израиль должен быть либеральным: то есть, отказаться от иудаизма, требующего высоких нравственных норм. Израиль должен открыться для иностранного влияния, таким образом отказавшись от уникального еврейского образа жизни. Израиль должен быть демократичным: проще говоря, позволить арабским избирателям ликвидировать еврейское государство. Израиль должен быть терпим к меньшинствам и согласиться с тем, что треть населения составляют арабы. Что останется от еврейского государства, когда будут выполнены все эти ультиматумы?

Или посмотрим на ситуацию с другой стороны. Америка, наш ближайший союзник, запрещает нам нападать на Иран, который уже в следующем году получит ядерное оружие. Таким образом, американской администрации все равно, что ядерный Иран сотрет Израиль с карты. И это не единственный случай: Америка уже осуждала Израиль за бомбардировку иракского ядерного реактора. В 1967 году картина была апокалиптической: евреи рыли десятки тысяч могил и приготовились к полному уничтожению, но США запретили нам наносить превентивный удар. То же произошло и в 1973 году. Через два года после Катастрофы США и Великобритания не стали голосовать за создание еврейского государства. Когда оно все-таки было создано, они наложили эмбарго на поставки оружия.

Согласно опросам, в 1937 году антисемитские настроения разделяло 15% американцев. С позиций современных опросов это были ярые антисемиты; а ведь к этой цифре надо прибавить вдвое большее число скрытых евреененавистников. Неудивительно, что когда газеты сообщили об антисемитских репрессиях в Германии и Австрии, опросы 1939–41 годов показали резкий рост антисемитизма в США. Рядовые американцы увидели, что антисемитизм применяется на практике и общественно приемлем. Во время войны опросы в США отводили евреям уверенное первое место среди ненавидимых групп. Евреям уступали даже американцы немецкого и японского происхождения.

В 1944 году немцы предложили освободить до миллиона евреев; Союзники отказались от переговоров. Когда еврейские организации пытались собрать необходимую сумму, Союзники сообщили им, что границы все равно останутся на замке. И евреев отправили в Освенцим.

Во время Катастрофы Америка, Великобритания и Россия ежедневно вели радиотрансляции на оккупированные территории. Миллионы людей вслушивались в каждое слово. Но ни разу ни один диктор не призвал евреев спасаться бегством или хотя бы просто сообщил о массовых убийствах. Сталин знал о них с первого же дня войны, Рузвельт и Черчилль – как минимум с января 1942 года, возможно, и раньше. Их разведки перехватывали немецкие радиопередачи, в которых звучали точные цифры убитых евреев, но никто их так и не предупредил. Когда евреи садились на поезда в Освенцим, это название им ничего не говорило.

Еще до войны, когда немцы и австрийцы подвергали евреев жестоким репрессиям, Великобритания поступала точно так же: подобно Германии и Австрии, англичане запретили евреям покупать землю на их собственной родине, которая была доверена Великобритании Лигой Наций. Белая книга от 1939 года официально аннулировала Декларацию Бальфура и условия Мандата, практически свела на нет еврейскую иммиграцию, оставив ее на милость арабов, и закрыла для евреев единственное место на свете, где они могли спастись.

Свободный мир собрался на Эвианскую конференцию, чтобы найти место для еврейских беженцев. В то время в Америке иммиграционная квота намного превышала реальное число иммигрантов – примерно на 100 тысяч в год. Но США и Великобритания объявили, что не пустят на свою территорию еврейских беженцев. Британия отказалась от обязательств по созданию еврейского национального дома в Палестине как раз тогда, когда это было больше всего необходимо. То, как это объяснялось, просто смешно: дескать, нашествие евреев не понравится арабам. С каких это пор англичан стало интересовать мнение палестинских крестьян? В других местах всемирной Британской Империи для евреев тоже не нашлось места. Примеру англичан с удовольствием последовали и другие страны. Немцы правильно поняли сигнал: их оппоненты не хотят видеть евреев нигде.

Катастрофа была четырехглавым монстром: свои роли в ней сыграли Америка, Британия и Россия.

Мирный процесс – это просто еще одно название Катастрофы.
http://samsonblinded.org/rublog/1434.htm