Views: 0

Битва за Китайскую ферму. Эпизод войны Судного дня.

«Охватила одурь храбрых сердцем, заснули сном своим, и не нашли рук своих воины».

Эта строфа из Псалмов Давида как нельзя лучше описывает происходившее в Израиле в первые часы войны Судного дня 6 октября 1973 года.

Пока резервисты, побросав молитвенники и выскочив из синагог, пытались добраться до расположения своих частей, египтяне один за другим захватывали укрепленные пункты ЦАХАЛа на Синайском полуострове, а сирийцы рвались вглубь Голанских высот. И на севере, и на юге израильская армия несла тяжелые потери.

Только на пятый день войны ситуацию на фронтах удалось стабилизировать – настолько, что правительство решило пойти вперед на Синае — форсировать Суэцкий канал (по нему к началу войны проходила граница между Израилем и Египтом) и создать плацдарм на его западном берегу.

Эту миссию возложили на 143 дивизию под командованием генерал-майора Ариэля Шарона. Для названия этой операции было использовано словосочетание из Псалмов Давида – «Храбрые сердцем». На русский язык в контексте войны Судного дня оно чаще всего переводится как «Неустрашимые». В рамках этой операции и произошло самое масштабное со времен Второй мировой войны танковое сражение – битва за Китайскую ферму. Сегодня «Детали» напоминают его трагичную и удивительную историю.

Бесконечная ночь Голды Меир

«15 октября Армия обороны Израиля начала форсировать Суэцкий канал. Эту ночь я провела в своем кабинете, и казалось – она никогда не кончится».

 — пишет в своей книге «Моя жизнь» Голда Меир.
Она вспоминала, что форсирование должно было начаться в 7 часов вечера. Голда Меир созвала министров к 6-и. Но внезапно начало операции перенесли на 9 часов вечера, потом на 10 – потому что возникали неполадки с понтонным мостом через Суэцкий канал.

Министры так и остались на всю ночь в ее кабинете, ожидая известий о начале операции.

«Каждые 10 минут кто-нибудь входил и говорил: «Теперь уже скоро, всего через четверть часа». В таком безумном напряжении прошла вся ночь. Десантники уложились вовремя, но пехота, артиллерия и танки задержались, потому что им пришлось выдержать жестокую схватку. Но я не могла уйти, пока не узнала, что операция успешно завершена».

На следующий день, выступая в кнессете, Голда Меир сообщила, что «в эти минуты наши войска уже действуют на западном берегу Суэцкого канала». Это было действительно так.

На рассвете передовые части 247 бригады под командованием Дани Мата на резиновых лодках и плотах форсировали канал. Однако, пока они пытались закрепиться на его западном берегу, на восточном продолжалось ожесточенное сражение. Как выяснилось впоследствии, это была крупнейшая танковая битва со времени Второй мировой войны.

Целью операции «Храбрые сердцем» было форсирование Суэцкого канала и перерезание путей снабжения 2-й и 3-ей египетской армий, находившихся на Синайском полуострове. Оказавшиеся в окружении, египтяне вскоре были бы вынуждены сдаться. Но угроза окружения нависала и над израильскими частями, переправившимися на западный берег Суэцкого канала. Их должен был связывать с основными силами широкий и надежный коридор.

Еще 10 октября израильская полевая разведка обнаружила, что в месте, где Суэцкий канал встречается с Большим Горьким озером между частями 2 и 3 египетской армии образовался зазор, через который, оставшись незамеченной, может проследовать танковая колонна.

Решено было протиснуться в этот «стык», навести переправу через канал, высадиться на западном берегу и зайти в тыл к египтянам. К берегу Суэцкого канала перебросили передовые подразделения десантников и инженерных войск. Но для того, чтобы  реализовать этот отчаянный план —  защитить плацдарм на западном берегу, обеспечить снабжение находящихся там сил и исключить вероятность окружения, «коридор» в районе Большого Горького озера требовалось расширить силой.

Для этого израильской армии нужно было взять под свой контроль расположенную в этом районе заброшенную египетскую сельскохозяйственную станцию – растянувшуюся на несколько десятков километров сеть ирригационных сооружений.
Битва за Китайскую ферму. Эпизод войны Судного дня.
Откуда на Синае китайцы?
На станции находилось много японского агротехнического оборудования, испещренного иероглифами. Не вдававшиеся в подробности израильские военные топографы обозначили станцию на картах как «Китайскую ферму».

Первое танковые бои состоялись здесь в первые дни войны Судного дня. 9-10 октября здесь было подбито 50 египетских танков. Потери израильтян были меньше, но ситуацию отягощало то обстоятельство, что таким образом в руках египтян оказались новые американские танки М60, впервые примененные в боевых условиях.

Настоящей бедой для израильских танков стали советские мобильные противотанковые ракетные комплексы «Малютка», которыми СССР вооружил египтян. На сегодняшний день эти ПТРК могут показаться примитивными: оператор запускает ракету, которая в полете тащит за собой… проволоку. И через этот шнур оператор управляет полетом снаряда.

Но тогда «новшество» показало себя эффективным. Израильской армии пришлось отступить. Теперь ей было необходимо вернуть «Китайскую ферму» под свой контроль.  Этот район был жизненно важен для защиты плацдарма на западном берегу канала. К югу от фермы пролегала та самая, знаменитая дорога «Акавиш» («Паук») из израильского тыла прямо к месту переправы.

15 октября, в 20.00, когда заседание правительства, посвященное форсированию Суэцкого канала в очередной раз было отложено, два батальона 14 бронетанковой бригады под командованием Амнона Решефа прибыли в район «Китайской фермы».

Разведка доложила неточно

Тогда-то и выяснилось, что разведка доложила не совсем точно – зазор между 2 и 3 египетскими армиями оказался недостаточно большим для прохождения крупной танковой колонны. Неожиданно для себя, посреди ночи израильские танкисты оказались прямо в центре расположения 16 египетской пехотной дивизии.

В темноте завязалась ожесточенный и местами хаотичный бой, продолжавшийся до 10 часов утра. 14 бригада понесла тяжелые потери. 136 военнослужащих были убиты, из 69 находившихся в ее распоряжении танков уцелели лишь 36.

«Мы не понимали, где находится противник, — вспоминал позже Решеф. – Мой танк окружали десятки египетских солдат, и мы отчаянно отстреливались. Я выполнял обязанности командира бригады, командира танка и рядового солдата. Пули колотили по броне, как град по крыше. В разгар боя я увидел, что увидел пять приближающихся к нам танков, и я решил, что это наши. Но это были египтяне. Они были уже на расстоянии 30 метров, когда я дал приказ открыть огонь. Все пять танков противника были уничтожены».

Общие потери 143 дивизии, в состав которой входила 14 бригада, в ту ночь составили около 300 человек погибшими. 70 танков были подбиты. Египтяне потеряли около 100 танков. Но коридор в районе «Китайской фермы», необходимый для продолжения форсирования Суэцкого канала, открыть для беспрепятственного движения израильских сил 14 бригаде так и не удалось.

На помощь ей было решено отправить десантников из 890 батальона 35 бригады под командованием Ицхака Мордехая.

Проблема заключалась в том, что командир 35 бригады Узи Яири не имел понятия о том, насколько серьезные проблемы возникли у танкистов Амнона Решефа. Он предполагал, что основные силы египтян там уже уничтожены, и его бойцам останется только нанести завершающий удар и взять ферму под свой контроль. Однако в действительности все обстояло иначе.
Битва за Китайскую ферму. Эпизод войны Судного дня.
«Меня еще не убили»

Когда около часа ночи с 16 на 17 октября десантники прибыли в район «Китайской фермы», они сразу же оказались под ураганным огнем.

«Это даже трудно назвать боем. Мой заместитель был сразу же тяжело ранен, командир другой роты – убит. Еще несколько бойцов погибли, не успев сделать и выстрела. Мы попытались штурмом взять позиции противника, но были отброшены ураганным огнем. Это стоило нам новых потерь. Мы залегли на месте. Около двух часов ночи ко мне приблизился командир бригады Узи Яири и приказал укрыться в одном из ирригационных каналов. Мы переместились туда, и я тут же получил пулю. Она чиркнула прямо у виска, оцарапав мне голову. Я упал и услышал, как мой связист докалывает по рации: «Ротного убили». Я сказал, что еще не убили, и попросил перевязать мне голову».

— рассказывал позже  командир одной из рот 890-го батальона Итай Михаэли.

В половине четвертого утра на «Китайскую ферму» прибыло израильское подкрепление. Это были десантники 100 батальона под командованием Эхуда Барака. Они попытались штурмовать позиции египтян, однако, наткнувшись на интенсивный ответный огонь, были вынуждены остановиться. В это же время под прикрытием огня с поля боя начали эвакуировать раненых и тела погибших бойцов 890 батальона. В ходе неудачного штурма 100 батальон потерял 43 бойца погибшими, 5 танков и 2 бронетранспортера.

Тяжелые бои, которые вели на «Китайской ферме» десантники, позволили танкистам 14 бригады продвинуться в направлении Суэцкого канала и доставить к его берегу понтонное оборудование для переправы. Через эти мосты израильская армия смогла переправить на западный берег и тяжелую технику.  По ним прошла целая 162-я бронетанковая дивизия под командованием Авраама Аднана.

Уже после наступления рассвета 18 октября в район «Китайской фермы» были переброшены дополнительные силы – 600 бронетанковая бригада под командованием Тувии Равива.  Но танкисты уже не встретили на своем пути сопротивления. Изможденные боями египтяне, опасаясь попасть в окружение, отступили к северу. «Китайская ферма» оказалась под контролем израильтян. Путь к продолжению форсирования Суэцкого канала был открыт.
Битва за Китайскую ферму. Эпизод войны Судного дня.Пленные египетские солдаты

«Опять они драпали»

К 24 октября израильские танки были уже в 100 километрах от Каира. 3-я египетская армия находилась в окружении. Ей грозил полный разгром. Поэтому президент Египета Анвар Садат был вынужден обратиться к США с просьбой надавить на Израиль и вынудить его прекратить военные действия.
Раздосадованный советский генсек Леонид Брежнев, по воспоминаниям бывшего заместителя заведующего международным отделом ЦК КПСС Анатолия Черняева, негодовал:

«Мы им предлагаем сколько лет разумный путь. Нет — они хотели повоевать. Пожалуйста! Мы дали им технику, новейшую, какой во Вьетнаме не было. Они имели двойное превосходство в танках и авиации, тройное — в артиллерии, а в противовоздушных и противотанковых средствах — абсолютное превосходство. И что? Их опять раздолбали. И опять они драпали. И опять завопили, чтоб мы их спасали. Садат меня дважды среди ночи подымал по телефону: «Спасай!» Требовал послать советский десант, причем немедленно! Нет! Мы за них воевать не будем».

Все это стало возможным благодаря «храбрым сердцем» – тем, кто сражался и погибал в аду «Китайской фермы». И спасал страну, несмотря ни на что.

Эта битва, как вся вообще война Судного дня, стала тяжелой травмой для израильского общества. Они обсуждаются до сих пор – и в прессе, и в специальной литературе. 50 лет не утихают споры. Неразбериха, ошибки, самонадеянность и некомпетентность, с которыми нам столь часто приходится сталкиваться в повседневной жизни, в боевых условиях стоят жизни людей. Поэтому самая удачная война – та, которую удалось предотвратить. Но если она началась, выбора уже не остается.

Борис Ентин, «Детали»