RSS
 

Терроризм: вы ничего о нем не знаете!(ч.2)

23 марта

Владимир Янкелевич

(Военный эксперт. Капитан первого ранга.)

… «Хизбалла» является террористической организацией в США, Великобритании, Нидерландах, Канаде, Израиле, Австралии и Египте. Россия идет своим особым путем, для нее «Хизбалла» – не террористы даже после захвата российских дипломатов в 1985 году, причем дипломата Каткова расстрелял лично террорист Имад Мугния по кличке «Гиена». Точку в многообещающей карьере «Гиены» поставил взрыв в его машине, за который никто не взял на себя ответственность.

ЕС так же не считает «Хизбаллу» террористической организацией. Мало ли что болгарские следователи установили по поводу теракта в Бургасе, совершенного в 18 июля 2012 года! Ну, взорвали боевики «Хизбаллы» пять израильтян и одного болгарина, так ведь у них не только террористические «программы», но еще и образовательные есть. Так Холмс и пишет: «Террористы – это точно такие же люди, как и мы с вами!».

 

Основные противники признания «Хизбаллы» террористической организацией – ключевые страны Евросоюза, такие как Франция и Италия. У них есть интересы в арабском мире, интересы эти могут пострадать.

11 сентября 2001 года. Фото: Getty Images

 

Но лидеры этих стран ведь зависимы от электората, как бы население не ополчилось на этих лидеров при очередных выборах. Но опасаться им нечего. Активная часть населения, хоть и знает, что «цель не оправдывает средства», но все же, все же… Да и "не все так просто"…

Это мрачное обаяние терроризма

Отношение к террористам закладывается с детства. Кто не увлекался героизмом благородных разбойников, в одиночку бросавших вызов мировому злу? Кто не переживал за Овода, Робин Гуда, графа Монте-Кристо? И пепел Клааса стучал в нашем сердце. Они были героями, сражались "за слабых" и формировали наше мировоззрение. А потом пошла иная литература, в которой мечты о «Свободе, Равенстве, Братстве» сочетались со слабым пониманием того, что же такое на самом деле подразумевают эти слова.

Да и кто не мечтал резко ответить на вызов, не подавлять в себе гнев, не подстраиваться? Вот потому террорист, человек «предельного действия» являет собой загадку и вызывает интерес – что это за феномен, «в то время, как я перед простым бытовым хамством пасую?» Вот либералы и лезут в душу террориста, ища там неведомые бездны или вершины духа.  Эти изыскания работают на террориста, который не может существовать без паблисити, ему нужна публичность, известность, рекламирование средствами массовой информации. Превращение теракта с подробным рассмотрением ужаса происшедшего в наиболее обсуждаемое событие – это и есть цель теракта. Только так и можно посеять в сердцах общества тот необходимый террористу страх. Некоторые вопросы информационной войны рассмотрены в статье «Как к штыку приравняли перо…», но, безусловно, не полностью раскрывают тему.

Публичность, в отличие от диверсии, спутник террора. Диверсанта интересует только урон противнику, публичность для него крайне опасна. Терроризм же может существовать только в медийном пространстве, он жив, пока он на первых полосах газет, пока на телевидении ему выделен прайм-тайм… Это не значит, что СМИ сознательно стремятся оказать услугу террористам, но вот тираж…, сборы от рекламы… Все это заставляет СМИ действовать так, а не иначе, стремиться ускользнуть от любого вида цензуры («Народ желает знать!»), и потому вольно или невольно способствуют успеху террора. Погоня за сенсацией, постоянный аспект деятельности СМИ, оборачивается рекламой террора, причем зачастую далеко не бесплатной. 

Теракт – это не только сенсация, но и зрелище, то есть основа существования СМИ, но на этом пути легко перегнуть палку, добиться не столько осуждения террориста, сколько демонстрации беспомощности государства в борьбе с террором, а это (для террориста) дорогого стоит. 

Для чего журналисты отправляются в «пасть к дьяволу» брать интервью у Аймана аз-Завахири или бин Ладена? Ради чего погиб Дэниэл Перл? Стремление дать трибуну для выражения мыслей и чаяний лидеру исламской террористической группировки достаточное основание для гибели? Чтобы у них была лучшая возможность разъяснить человечеству, как они будут уничтожать «сионистов и крестоносцев»? Нет конечно, просто ради тиража, сенсации, а пропаганда террористических взглядов – это так, побочный продукт. Все по Холмсу: «Необходимо вступить в общение с террористами»… Только вот терроризм – слишком опасный враг, не стоит забывать об этом в погоне за тиражами. О нем писать надо, жестко, зло, бескомпромиссно.

Но не только писать… Зрители редко отождествляют себя с «положительной» стороной.  Причины разные, зачастую самые тривиальные. «Взять, к примеру, неприятности на работе – того и гляди, уволят! Разобраться бы с этим начальником так, как этот обаятельный террорист. А еще его и девушки любят и ни в чем не отказывают…» – вот и улыбается с экрана «голливудская улыбка террора».

Специфика современного терроризма

Превращение терроризма в «глобальный фактор международной политики» или в «глобальную проблему современности» началось с 60-х годов прошлого века.

В чем его особенность, что нового произошло?

Целью боевиков начала прошлого века были те, с кем они отождествляли заявленные проблемы. Мирное население, если и гибло, то в основном случайно. Но именно население, не имеющее отношение к проблеме, стало основной целью террористов в наши дни. Основное значение приобрел не сам факт террора, а сопровождающий его информационный фон. Чем шире развитие средств коммуникации, тем мощнее волна террора. 

Крайне важным фактором явилась и выявленная уязвимость инфраструктуры развитых стран. К примеру, выстрели ракетой по Афганистану – завалятся три палатки, будет убит один ишак. Если и не совсем так, то близко к этому. В то же время, критических объектов, чья уязвимость может ударить по большим массам людей, в развитых обществах чрезвычайно много. Это не только Twin Towers, это и туннели под реками и проливами, водохранилища и плотины, самолеты и аэропорты, и многое другое. Развитие технологий созидания так же развило и технологии разрушения и уничтожения, они стали проще, доступнее, дешевле. 

Завоевание цивилизации – либеральные ценности, значимость человеческой жизни, ответственность власти перед гражданами – все это так же увеличивает уязвимость общества. Показательно, что в период диктатуры терроризм не поднимает голову. К примеру, баскские террористы ничего не взрывали во время правления Франко. 

Терроризм активен на стыке культур и исторических эпох. Наиболее очевидно это видно здесь в Израиле, где среди исламского мира устойчиво живет и развивается Израиль, где взаимодействуют две цивилизации, живущие в разных временах, в разных эпохах…

Победи терроризм!

Несмотря на призывы «понять террориста», правильнее сначала понять самого себя: согласен ли ты на то, чтобы твой мир погиб и на его месте возник тот, который видит в своих мечтах очередной Усама бин Ладен? Если не согласен, то иного выхода, кроме как победить террор, у тебя нет.

 Иллюстрация. Азербайджанская марка.  Сделать это непросто. Сложившаяся практика борьбы с террором использует два подхода. Первый (назовем его условно – английский) рассматривает терроризм в качестве разновидности уголовной преступности. Наша цивилизация выработала формы и методы борьбы с преступностью. С учетом международного характера современного терроризма, для реализации этого подхода необходимо налаживать обмен информацией между странами и всевозможное международное сотрудничество, поймать и судить виновных.

Второй способ (назовем его условно – американо-израильский) рассматривает терроризм, как войну, с вытекающими отсюда военными особенностями действий. Израиль с большей или меньшей (как на чей взгляд) эффективностью стремиться осуществлять на практике оба этих подхода.   

Авторитетный эксперт Дж. Арас (Азербайджан) вообще считает, что мы находимся в состоянии мировой войны (четвертой) с терроризмом. Он пишет: «Четвертая мировая война уже идет, и набирает обороты. Формальной датой ее начала следует считать 11 сентября 2001 г.»

По Дж. Арасу, «начавшаяся Четвертая мировая война представляется обширным и многовекторным процессом, в котором реализуются формулы будущих конфликтов, предсказанных в свое время профессором Сэмюэлем Хантингтоном («глобальное столкновение цивилизаций»), идеологом антиглобализма субкомманданте Маркосом («война между неолиберализмом и человечеством»), бывшим начальником французской разведки графом Александром де Маранш («противостояние между западной цивилизацией и арабо-исламским миром»), Элвином Тоффлером, полковником Джоном Бойдом, многими другими.

В США принято название «Глобальная война против терроризма» (Global War on Terrorism/GWOT), тем самым привнесен искомый подтекст борьбы «добра со злом», но все это терминологические особенности, не затрагивающие сути вопроса.

Четвертая мировая война, война с терроризмом, новое явление в истории. На первый план вышли многочисленные повстанцы, архитекторы «конфликтов низкой интенсивности», негосударственные боевые группы всевозможных толков. Они, естественно, и сами любители повоевать, но делают соблазн «войн по доверенности» чрезвычайно сильным, когда, не желая втягиваться в войну, «Большой брат» использует в своих интересах негосударственные боевые группы,  скрытно эксплуатируя их в качестве инструмента «негативной дипломатии». Некоторые государства, например Иран, или саддамовский Ирак и асадовская Сирия делали это явно, но поддержка боевиков, действовавших против «нелюбимого» Каддафи или «нелюбимого сегодня» Асада, ничем, по существу, не отличаются.  

Сложно (и возможно ли?) бороться с терроризмом, пока в ходу заявленные в свое время «право народа на восстание» и «право на самоопределение». С помощью этих неоднозначных прав баскские сепаратисты и не террористы совсем, мало ли что там они взорвали, а борцы за самоопределение, и канадская леворадикальная подпольная организация Фронт освобождения Квебека, (ну убили там вице-премьера и министра труда, не в этом дело) – не террористы вовсе, они борются за свои права…

Неоднозначное отношение к всевозможным повстанцам сложилось в период деколонизации, практически легитимизировавшее партизанскую войну, под которую  можно подвести практически любые террористические акции. Инерция этого явления до сих пор не преодолена.

8 сентября 2006 года ООН приняла  «Глобальную контртеррористическую стратегию» в виде резолюции с приложенным «Планом действий». Уникальность этого документа в том, что ООН удалось преодолеть сопротивление многих членов и принять согласованный документ. То, что государства-члены ООН согласились с тем, что терроризм неприемлем во всех его проявлениях, это, безусловно, положительное явление, ну и намеченные шаги в «Плане действий» – это тоже неплохо.  Только вот ожидать от бюрократической структуры, что она займется реальной борьбой с терроризмом – право, не стоит. Признали бы уж «Хизбаллу» террористической организацией, так ведь и это не по силам.

Нам необходимо понять и принять, что война между государствами признана со времен Вестфальского мира, как неизбежное зло, но любое насилие, осуществляемое вне государственных структур независимо от заявленных целей, заведомо преступно. Без этого терроризм не победить.

Для победы над терроризмом нужна консолидация общества, единый, общий взгляд на это явление, развитие сотрудничества на всех уровнях – региональном, международном. К сожалению, пока мы этого не наблюдаем.   

Значение силового принуждения для борьбы с терроризмом в наши дни возросло многократно, терроризма иначе не уничтожить. На этом пути действия против террористов могут вступать в противоречие с законодательством различных стран.

Так 10 марта 2013 года газета The NY Times напечатала большую статью на полутора страницах: «A U.S. Citizen, in America´s Cross Hairs” – «Американский гражданин под американским огнем». Речь шла о ликвидации в Йемене, в сентябре 2011, американским беспилотником двух командиров Аль Каиды. Их нашли в результате длительной работы разведки, вероятно под руководством Джона БреннанаЮ и уничтожили с личного разрешения президента Обамы. Оба убитых оказались американскими гражданами, и это событие чуть не стоило Бреннану назначения на пост главы ЦРУ.

Г-жа Рита Лазар, 81-го года, рожденная и прожившая жизнь в США, считает, что возможность для американского президента разрешить такое пугает ее больше, чем акт любого «террориста». Активным противником этой акции выступил профессор юридического факультета университета в Хьюстоне Дэвид Доу. Оставим американцев, сами разберутся в этой проблеме.

Нужно понять, что «Законы и обычаи войны» разрабатывались государствами для государств и для применения в противоборстве террором должны быть приведены в соответствие с сегодняшними реалиями. В США это отражено в концепции строительства ВС США  Joint Vision 2010/2020, где на первое место в защите национальных интересов выведена борьба с терроризмом и нерегулярными (ассиметричными) войнами, развита концепция «Глобально ориентированных операций».

"…мы живем на Ближнем Востоке, где договариваются с сильными, а слабых не принимают в расчет". Генерал Ифтах Рон-Таль

Именно силового сценария в решении проблемы терроризма для Израиля придерживается бывший начальник сухопутных войск генерал-майор запаса Ифтах Рон-Таль. На его взгляд необходима стратегия перманентной войны, «которая вынудит ХАМАС постоянно находиться под землей, так, как это вынужден делать шейх Насралла в Ливане. Любая новая инфраструктура в Газе должна быть немедленно атакована».

Слова генерала основаны на израильских реалиях. Недобитые террористы снова и снова поднимают головы. Казалось, что только закончился урок «Облачного столпа», вроде еще должны помнить, да и «Литой свинец», когда ЦАХАЛ стоял в 400 метрах от штаба ХАМАСа… Но коротка память, просто им деньги нужны, а их, если не зарабатывать, то можно получать за террористическую активность, причем второй вариант привычнее.    

Есть достаточно распространенное мнение, что «война против терроризма – это война с бедностью, болезнями, безграмотностью. Это – обновленный в складывающихся условиях потенциал прав и свобод личности, плюрализма, политической толерантности, религиозной веротерпимости». 

Все названные проблемы – бедность, болезни, безграмотность совместно с отсутствием политической толерантности – имманентно присущи террористическим режимам, и не нужно обманывать самих себя, говоря о «борьбе с бедностью» в то время, как нужно бороться с режимом. Но конечно, мнение Дж. Араса красивее, приятнее уху, воспринимается лучше. Все, трактующие террор, как вынужденную меру при сложившихся непреодолимых обстоятельствах, с удивительным упорством игнорируют само учение террористов. Только при большом желании можно не увидеть то, что действия прямо вытекают из идеологии. Мирный и толерантный Иран при правлении аятолл – это нечто вроде травоядного волка, но «блажен, кто верует, легко ему на свете»… 

«Диалог цивилизаций» желателен, но для него должны сложиться условия. К сожалению, когда это произойдет, не знает никто…  

Приложение:

Терроризм и убийство лорда Мойна.

Уолтер Гиннесс, лорд Мойн, британский политик, министр по делам Ближнего Востока, очень не любил евреев. И Декларация Бальфура ему была не указ, мало ли что там напишет очередной министр. В 1942 году в Палате лордов он произнёс речь, в которой обосновывал, что «(современные) евреи не являются наследниками древних евреев, и (потому) не имеют прав на Святую землю». Не забудем, что он доказывал это во время поголовного уничтожения евреев в Европе. На своем посту он действовал жестко и последовательно, пресекая попытки «ненаследников древних евреев» спастись в Палестине.

Показательна его роль, к примеру, в гибели судна «Струма». Эта 75-летняя старушка «Струма» была зафрахтована румынскими евреями для перевозки их в Палестину. 12 декабря 1941 года, выйдя из румынского порта Констанца, «Струма» достигла Стамбула. Но британцы отказались пустить их в Палестину, а турки в Турцию. Британский посол в Стамбуле Хью Начбулл-Хьюджессен 20 декабря направил в МИД предложение «не перекладывать ответственность на турецкое правительство и позволить беженцам продолжить свой путь в направлении Дарданелл и далее — в Палестину, где они, несмотря на свой нелегальный статус, могли бы получить гуманное обращение». Но начальство в Каире – Гарольд Макмайкл, верховный комиссар Палестины, и Уолтер Гиннесс, министр по делам Ближнего Востока с канцелярией в Каире, были категорически против. Запрещая пассажирам «Струмы» въезд в Палестину, они ссылались на множество формальных причин, в том числе на то, что «беженцы со „Струмы“ не являются „обладателями востребованных профессий“ и потому будут „непродуктивным элементом населения“», и на необходимость «предотвратить проникновение нацистских агентов под прикрытием беженцев».

Гарольду Макмайклу и Уолтеру Гиннессу не помешало то, что с 1941 года остались неиспользованными тысячи сертификатов на въезд в Палестину. Санитарные условия и ситуация со снабжением на переполненном корабле становились всё хуже. Для 20 пассажиров в порядке исключения удалось достигнуть договорённостей, и в феврале 1942 на борту оставались еще 769 пассажиров. Во время переговоров, в ответ на просьбу принять хотя бы детей в возрасте от 11 до 16 лет, турецкие власти распорядились отбуксировать корабль в открытое море, где он и погиб.

"Как же его не застрелить? Его обязательно надо было застрелить". М. Булгаков

6 ноября 1944 года по дороге с работы домой лорд Мойн был застрелен в Каире двумя бойцами «Лехи». Элияху Хаким и Элияху Бейт-Цури были посланы в Египет для слежки и подготовки акции. Стрелял Элияху Хаким. Вместе с Элияху Бейт-Цури они пытались скрыться, но были арестованы английскими солдатами, предстали перед судом и были повешены 22 марта 1945 года.

Вот такой сюжет. Давайте проверим его на соответствие признакам терроризма:

·         Была ли акция направлена на создание атмосферы всеобщего страха?

·         Направлена ли она на людей, не связанных с проблемой?

·         Стремились Элияху Хакиму и Элияху Бейт-Цури провести акцию скрытно (диверсия) или привлекали к себе внимание СМИ (террор)?

Представляется, что ответы на эти вопросы будут зависеть от мировоззрения отвечающего, но Элияху Хакиму и Элияху Бейт-Цури, да и Уолтеру Гиннесу, это уже безразлично. 

 
Нет комментариев

Опубликовано в рубрике Терроризм

 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования