RSS
 

Секретная миссия ООН

20 Дек

Собравшись однажды в лице ООН для того, чтобы милостиво разрешить евреям жить в собственном доме, народы мира с той поры периодически собираются для того, чтобы единодушно Израиль осуждать, а по существу, добиться того, чтобы он свое существование прекратил.
Шельмование Израиля выглядит одной из центральных миссий ООН. Из 175 резолюций Совета Безопасности, принятых до 1990 года, 97 были направлены против Израиля. Из 690 резолюций Генеральной ассамблеи, поставленных на голосование до 1990 года, 429 были направлены против Израиля.
Но и после того антисионистская активность ООН не сократилась. Например, когда в 1997 году было объявлено о закладке очередного иерусалимского квартала (причем на участке земли, который уже более ста лет находится в частном еврейском владении), то в ООН по этому поводу прошло специальное голосование. При этом за прекращение строительства выступило 120 стран, и только 3 страны – Израиль, США и Микронезия – проголосовали против (хотя "приватно" США также возражают против еврейского строительства в восточном Иерусалиме).

А в июле 1998 года на конференции ООН, прошедшей в Риме, была принята резолюция, согласно которой еврейские поселенцы, т.е. поселившиеся в Иудее иудеи, квалифицируются… как военные преступники. В декабре 2000-го рода эта резолюция приняла характер международной конвенции. При этом год от года шельмование Израиля только возрастает. Израильская газета "Гаарец" привела список резолюций ООН по Ближнему Востоку, принятых в одном лишь 2002 году. Вот этот перечень:
– о дальнейшей работе Комиссии ООН по реализации неотъемлемых прав палестинского народа;
– о дальнейшей работе Палестинского отдела в Секретариате ООН;
– о дальнейшей реализации специальной пропагандистской программы ООН по проблеме Палестины;
– о мирном решении проблемы Палестины;
– в осуждение государств, которые перевели свои посольства в Израиле в Иерусалим;

– в поддержку требования о возвращении Голанских высот Сирии и об отводе израильских войск к пограничной линии 4 июня 1967 года;
-в осуждении израильского решения об аннексии Голанских высот (1981);
– о дальнейшей работе Комиссии ООН по расследованию действий Израиля на оккупированных территориях;
– в осуждение израильской поселенческой деятельности на оккупированных палестинских территориях, в Восточном Иерусалиме и на Голанских высотах;
– о необходимости прекращения израильских действий, нарушающих права человека на оккупированных территориях;
– о дальнейшей деятельности Агентства ООН по оказанию помощи и трудоустройству палестинских беженцев (UNRWA);

– о праве палестинских беженцев на экономические дивиденды оставленного ими имущества;
– о праве палестинских беженцев 1967 года вернуться в свои дома;
– в осуждение помех, чинимых Израилем агентству UNRWA;
– за создание палестинского университета "Аль-Кудс" в Иерусалиме.

Стоит отметить, что здесь приводятся только резолюции, утвержденные Генеральной Ассамблеей ООН в течение одного года. А ведь при ООН существуют такие структуры как Международная организация труда, Экономический и социальный совет, Всемирная организация по охране окружающей среды, каждая из которых может похвалиться не менее пространным списком антиизраильских резолюций.
Причем антисионистская деятельность ООН всесторонняя, она не ограничивается резолюциями. Так в октябре 2000-го на израильско-ливанской границе террористы "Хизбаллы" похитили трех израильских солдат. Со временем выяснилось, что международные силы ООН, расположенные в этом районе, были полностью в курсе происходящего, но не вмешивались. Более того, имеются основания подозревать, что террористы и "миротворцы" находились в прямом сговоре. Это можно было бы еще объяснить "местной коррупцией", если бы ООН не покрывало своих сотрудников. Между тем ООН почти на протяжении года скрывала, что в ее распоряжении имеются видеозаписи, совершенные "миротворцами" на самых разных этапах похищения, а также личные вещи захваченных солдат. Однако после того как отпираться стало невозможно, ООН согласилась лишь считанное число раз продемонстрировать записи израильским представителям, а вернуть личные вещи солдат их родственникам и вовсе отказалась.

Имеются неопровержимые доказательства того, что международные наблюдатели, находящиеся в Хевроне, шпионят в пользу палестинцев и информируют их обо всем, что происходит в еврейской части города.
При этом следует отметить, что ООН сотрудничает с антиизраильскими террористами и выносит свои резолюции не в древние времена, когда не существовало даже Септуагинты, а после того как Тора (в которой оговариваются границы государства евреев) была уже переведена на все языки мира, переиздана миллиардными тиражами и признана первым бестселлером человечества!
Столь феноменальное единодушие народов в травле одного единственного народа совершенно иррационально и свидетельствует о какой-то глубокой религиозной тайне. Я рискну высказать гипотезу, в чем эта тайна состоит.

О низкой эффективности деятельности ООН говорилось много. В период холодной войны вреда от этой организации было явно больше, чем пользы, ибо она способствовала легализации коммунистических диктатур и зачастую являлась орудием проведения их политики. Те функции, которые этой организации первоначально предполагалось придать, она исходно не выполняла, так что цивилизованным странам пришлось создать альтернативную организацию – НАТО. Кроме того, структуры ООН и в особенности ЮНЕСКО находятся под влиянием New Age, о чем свидетельствует уже один тот факт, что 1991 год был объявлен этой организацией годом Блаватской.
Во всяком случае, каждый раз, когда ООН практически единогласно выносит антиизраильские резолюции, невольно начинает казаться, что быть может основная миссия этой организации состоит в том, чтобы дать сбыться сказанному пророком Захарией (12.3): "И будет в тот день: Сделаю Иерусалим камнем тяжелым для всех народов – все поднимающие его исцарапаются сильно. И соберутся против него все племена земли".
Ну как еще в самом деле "технически" можно представить себе войну "всех племен земли" против еврейского Иерусалима, если не под водительством Организации Объединенных Наций, делегировавшей для непосредственного ведения боевых действий преимущественно арабов?

Но если ООН представляет собой в этом аспекте какую-то манихейскую организацию, то нужно ли искать другого, истинного "объединения наций"?
Если все инфернальные тоталитарные секты неформально объединяются в движении New Age, утверждающем, что в нем примиряются все религии, то неужели сами эти (экзистенциально позитивные) религии не в состоянии найти подлинный общий язык? Неужели они никогда не соберутся вместе для определения "сущности философской задачи"?
Неужели невозможно прийти к какому-то взаимопониманию между европейским универсализмом и еврейским партикуляризмом, и соответственно к какой-то форме союза между Израилем, Эсавом и, возможно, даже Ишмаэлем?
Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть вопрос ислама, как в теологическом, так и в политическом отношении, ибо антисемитскую атмосферу сегодняшнего дня задает именно эта религия.

Место ислама

Нет сомнения, что в XXI веке главной силой, противостоящей иудео-христианской цивилизации, оказался ислам, исламский фундаментализм. Как выразился Гейдар Джемаль: "Ислам – это последний военно-политический ресурс человечества в борьбе против американизма и навязываемого им "нового мирового порядка"; это – единственное реальное религиозно-политическое освободительное мировоззрение, которое можно противопоставить процессам глобализации". +Цит. По газете Д.Конторер Ulnima Thule "Вести-2" от 24.01.2002
Война "неверным", объявленная Бин-Ладеном и обнаружившая исламский мир как некий монолит, кипящий ненавистью к демократии и еврейству, не может не производить впечатления инфернального явления. В этой ситуации неизбежно возникает вопрос, какова здесь роль самого ислама, инфернальна ли сама эта религия или мы имеем дело с привнесенным временным элементом. Вне всякой связи с террористической атакой на США, совершенной 11 сентября 2001 года, и без оглядки на нее непредвзятый взгляд может выделить в исламе, по меньшей мере, три сомнительных пункта.

Первый и основной – это отрицание истинности предшествующего Корану источника (Торы), путем его замещения. Второй – отношение к браку и вообще к женщине. И третий – сакрализация насилия и связанное с этой сакрализацией извращенное понимание мученичества. Эта особенность в свою очередь тесно сопряжена с оценкой хитрости и лукавства как своеобразных добродетелей.
Первый пункт состоит в том, что в отличие от любой другой религии ислам основывается не на самостоятельном источнике, а на подмененном источнике другой религии. Если бы Коран относился к Торе так же, как к ней относится Евангелие, т.е. как к предшествующему священному источнику, то никаких проблем не возникало бы. Но ислам представляет Тору искаженным текстом, а свой источник Коран – подлинником, предсуществующим миру. И это при всем том, что Коран появился позже Торы, и, что самое удивительное, на треть состоит из полемики если не с самой Торой, то с ее приверженцами, как с иудейской, так и с христианской стороны! ("О, вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они друзья – один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них" Сура 5.56). Как уже говорилось, при этом характерно, что Коран (Сура 37.97-106) содержит описание "жертвоприношения", но без упоминания имени сына, а "хадисы" уже однозначно разъясняют нам, что в жертву был принесен не Ицхак, а Ишмаэль.

Сложность ситуации состоит в том, что признание равнозначности Торы Корану (которого требует закон диалога), невольно выбивает почву из-под ног ислама. Если текст Торы подлинен и первичен, то Коран неумолимо теряет то значение, которое ему придает ислам. На мой взгляд, в этом заключена главная причина того комплекса, которым поражен современный ислам. В век плюрализма ему трудно не признать подлинность Торы, а это идет против его устоев. Следующий пункт состоит в отношении к женщине и к браку. Ислам является почти единственной религией, практикующей многоженство. Но тем самым ислам отрицает смысл брака, основанного на парности, которую следует признать базисной религиозной действительностью. "Правоверным", т.е. исполнителем религиозной задачи, в исламе считается именно мужчина, женщина в рамках этой религии – не полноценное существо, а лишь своеобразное средство для почкования "правоверных", равно как и источник их удовольствий (в этой связи достаточно упомянуть о так называемом "женском обрезании", обычае удаления клитора у девочек, распространенном преимущественно у африканских мусульман). Достаточно сказать, что согласно мусульманскому религиозному праву, муж имеет полное право избивать и насиловать свою жену.

И, наконец, третье, – это "святость" насилия. Раввин Штайнзальц в одном интервью отметил: "Если я стану перебирать идеи, дабы выяснить, что нового дал миру ислам, чего не было в религиях-предшественниках, я выясню, что таких новшеств почти нет. Обязательность молитвы и необходимость пожертвований, существование иного мира, рая и ада – все это не принадлежит исламу. Насколько я знаю, последний предложил только одно новшество – джихад… Исламская доктрина допускает миссионерскую деятельность в любых ее видах, и в случае неуспеха пропаганды она дозволяет взять в руки меч. Конечно, имеется масса интеллигентных и прогрессивных мусульман, которые говорят ныне о "большом джихаде" и о "малом джихаде". "Большой джихад" происходит в душе человека, "малый" подразумевает, что режут других. И вот, как выяснилось, проще заниматься "малым джихадом", нежели "большим". Эти корни невозможно выдернуть, ибо они глубоки и уходят в саму религию". ("Окна" Приложение к газете "Вести" 21.02.02)
С джихадом, как с легитимным, а по сути "сакральным" средством подавления инакомыслия, неразрывно связано и извращенное понимание мученичества – институт "шахидов". На первый взгляд мы не усмотрим в нем ничего предосудительного – почетно умереть за веру. Разумеется, есть некоторая экзальтация, например, известие родственников о гибели на войне их близкого сопровождается у мусульман не соболезнованиями, а поздравлениями. Но в целом вроде бы мученичество как мученичество. Однако это лишь на первый взгляд. Дело в том, что хотя в наши дни "шахидом" может быть объявлен даже погибший от несчастного случая, исходно "шахид" – это именно воин. Иными словами, исходно в исламе культивируется прославление именно воинской, а не гражданской доблести. Гибель начинает цениться исламом лишь при исполнении боевого задания по выкорчевыванию неверных. Мало кто отдает себе отчет в том, что, восхваляя борющихся с неверными воинов – "шахидов", ислам мало ценит "мирных" мучеников за веру.
Похвально отдавать свою жизнь на войне, т.е. убивая других, но умирать мусульманину за свою веру, когда он безоружен и сам убить уже никого не может, напротив, почти стыдно, по меньшей мере "неблагоразумно". В ситуации принуждения ислам полностью оправдывает отречение от веры, именуя это "такия" – т.е. "благоразумие".

В иудаизме и христианстве отречение издревле считалось неприемлемым, религия призывает "освятить Имя", но не отречься. В древности (III век) существовала лишь одна гностическая секта некоего Валентина, который учил, что отречение – это действие чисто внешнее, но что Бог видит внутренне, и поэтому верующий может отрекаться внешним образом сколько угодно. И вот через несколько веков этот маргинальный принцип был взят на вооружение исламом. "Шахид", что значит "жертвующий собой" – это именно солдат, который гибнет, убивая других. Если же он лишен возможности быть убитым в бою (т.е. сохраняя возможность самому убить кого-то), и ему предоставляется возможность засвидетельствовать истинность своей веры мученической смертью, то ему рекомендуется отречься от ислама, чтобы сохранить свою жизнь. В этом и состоит "такия" – благоразумие.
На протяжении веков многие иудеи и христиане отрекались от своей веры. К ним можно было проявлять и жалость и снисхождение (вспомним молитву "Кол нидрей"), но видеть в отречении что-то исходно дозволенное и даже похвальное не приходило в голову никому. Я лично не могу припомнить в рамках иудео-христианской культуры другого примера позитивного отношения к "такии", кроме той речи Смердякова, в которой он упрекал в неблагоразумии русского солдата, предпочитавшего мученическую смерть обращению в ислам.

Однако в исламе термин "такия" означает не просто уступку человеческой слабости, "такия" (в случае вынужденного отречения) является синонимом вменяемости, трезвости, своего рода человечности. Разработка этого принципа принадлежит шестому имаму, Джафару Асадику (VIII век). Ему приписываются следующие высказывания на этот счет: "Благоразумие – моя религия и моих отцов". "У кого нет благоразумия, у того нет религии". Впрочем, уже самому Мухаммеду принадлежат слова: "Верующий без благоразумия подобен обезглавленному телу". Нет нужды говорить, что подобное "благоразумие" неразрывно связано с общей установкой на "хитрость" как на добродетель. Три перечисленных пункта, возможно не обращающие на себя особого внимания в благополучные периоды, невольно приобретают зловещий характер, когда исламская цивилизация вдруг противопоставляет себя цивилизации иудео-христианской. А суть происходящих ныне событий состоит в том, что ислам себя иудео-христианской цивилизации именно противопоставил.

Термин "война культур" или "война цивилизаций", который возник сразу после разрушения Бин-Ладеном Всемирного Торгового центра, до сих пор остается полулегальным. Официально всячески подчеркивается, что "война ведется с террором, а не с исламом". Однако на деле разделить между исламом и террором сегодня так же трудно, как некогда было трудно разделить между террором и большевизмом.
Те, кто идентифицируют себя с исламом, видят в иудео-христианской цивилизации своего главного врага и не теряют надежду ее исламизировать. Российская журналистка Татьяна Щербина описывает свое посещение летом 1996 года Туниса, где она охотно общалась с местными интеллектуалами: "Все изменилось в один день. Взорвался самолет, летевший из Нью-Йорка в Париж, все погибли. Когда вечером я пришла в ресторан, где обычно проходили застольные беседы, я увидела сцену ликования. "Чем больше американцев сдохнет, тем лучше!" – воскликнул профессор литературы. "Смерть Америке!" – вторил ему банкир".

Важно понимать, что на том месте, где у иудео-христианской цивилизации стоит ценность "прав человека", у ислама разместился "джихад". Важно понимать, что речь идет именно о войне цивилизаций, а не просто о войне с террором.

 

 

Арье Барац
 
 
Комментарии выключены

Опубликовано в рубрике В мире, Еврейское государство

 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования