RSS
 

Протокол совещания у Голды Меир 9 октября 1973, часть I

01 марта

Общее предисловие к этому протоколу  здесь
Протокол совещания 7 октября 1973 и относящася к нему статья про Моше Даяна.
Примечания в круглых скобках воспроизведены из оригинала; пояснения в квадратных скобках сделаны переводчиком.

Совершенно секретно

Совещание у премьер-министра 9 октября 1973 г.
[Начало в] 7 часов 30 минут, записал Эли Мизрахи

Присутствовали:

 

премьер-министр Голда Меир,
заместитель премьер-министра Игаль Алон,
министр Исраэль Галили,
министр обороны Моше Даян,
начальник Генштаба генерал-лейтенант Давид Эльазар,
начальник Разведывательного управления Генштаба генерал-майор Эли Зеира,
[специальный советник начальника Генштаба] генерал-майор Аарон Ярив,
господин М. Газит,
[военный секретарь премьер-министра] бригадный генерал Исраэль Лиор,
подполковник А. Шалев,
подполковник А. Барон,
бригадный генерал И. Равив,
господин Э. Мизрахи.


Моше Даян: Сначала общий фон. Насколько я могу судить, у нас нет хороших шансов при попытке форсировать [Суэцкий канал,] и в ближайший период нам следует не только воздерживаться от форсирования, но даже и не пытаться приблизиться к каналу [в надежде] отбросить египтян [за него.] Мы только вымотаем себе душу – и безрезультатно. Все форты [проходящей вдоль канала линии Бар-Лева] окружены. Кроме "Будапешта", не осталось ни одного неокруженного форта. И тут не только то, что они [= гарнизоны израильских фортов] не могут удержаться, но и то, что [наши] танки к ним пробиться не могут. Мы больше потеряем бойцов и танков, чем наших людей [сейчас остается] в фортах. Добраться до фортов танками невозможно. Брен [= 162-я дивизия] дважды пытался прорваться к каналу и оба раза не смог, [только] потерял 50 танков на этой местности, вмести с их экипажами. Нам же следует предпринять максимальное усилие с тем, чтобы вывести Сирию из войны.

 

1. [Это позволит нам выделить на каждом этапе] один фронт;

2. Проблема [возможного вступления в войну] Иордании и Ирака. [Чтобы нейтрализовать эту угрозу] необходимо наивысшее усилие против сирийцев.

[Наши] силы на Голанских высотах сражаются хорошо. Есть приказ: не отступаем с Голан. Сражаться до конца, лишь бы не отходить. Значительная задача сейчас: сломать сирийские силы. Остановим любой ценой. В настоящий момент дела там идут неплохо.

Предлагаю и прошу утвердить: бомбардировки в Дамаске.

Голда Меир: Прямо внутри города?

Моше Даян: Внутри города и в окрестностях, чтобы сломать сирийцев. Они стреляют по нам "Фрогами" [= oперативно-тактический ракетный комплекс 9M21/9K52 "Луна" советского производства] уже два дня. Нужно выйти из ситуации, в которой мы сейчас находимся.

У Дадо [= начальник Генштаба Давид Эльазар] нет сил для наземного наступления на Дамаск. У нас нет колонны [бронетехники] даже для обманного маневра. Танков у нас сейчас столько же, сколько было в Шестидневную войну. Танки [быстро] растрачиваются. Сегодня утром [наши самолеты] работали по аэродромам в Египте. Пусть возьмутся [теперь] за Дамаск, со всей силы: по командным пунктам, объектам энергосистемы и прочее. Задача в том, чтобы с одним фронтом покончить. А на юге будем делать [пока] то, что возможно. По аэродромам в Дамаске прошлись уже достаточно, значительных целей [вне города там] не осталось. Самая значительная цель это Дамаск. Нельзя сказать, что гражданское население не пострадает. Это требует утверждения [премьер-министра и кабинета.] Если делать, [самолеты] вылетят в 9.00, так что утверждение необходимо сейчас. Таков вывод, к которому мы пришли, вернувшись [из поездки по фронтам] в 5.00.

Давид Эльазар: [Суэцкий] канал. Наше положение там тяжелое и оно станет легче только в том случае, если сирийцам станет труднее. [В настоящее время] положение сирийцев лучше [нашего,] у них есть резервы. Сломать их быстро мы не смогли. Но Сирия может быть сломана прежде Египта. Ребята на Голанах [= командующий Северным фронтом генерал-майор Ицхак Хофи, он же Хака, и люди в его окружении] сейчас настроены веселее. Ночью было сильное давление [противника,] они его выдержали. Возможно, предпринять дополнительное [наступательное] усилие сирийцы не смогут. Сирийское усилие стало меньше. Ночью они пытались и давили, сейчас есть атака вертолетов и десантников на Голанах. Ребята бьют их.

На Голанских высотах [осталось] от 400 до 800 сгоревших сирийских танков. Муса Пелед [= командир 146-й дивизии, брошенной 7 октября на Голанские высоты, где она заняла позиции в южном секторе обороны] докладывает, что на направлении Эли-Аль – Рапид им уничтожено 150 [сирийских] танков. Рафуль [= Рефаэль Эйтан, командир 36-й дивизии, державшей оборону на севере Голанских высот,] тоже говорит, что уничтожил 150 танков. Януш [= полковник Авигдор Бен-Галь, командир 7-й танковой бригады, действовавшей в составе 36-й дивизии Рафуля,] сражался всю ночь и уничтожил сам [= силами своего отряда?] 50-60 танков. [Всего же] 7-я бригада уничтожила свыше 120 танков. В общей сложности складывается изрядное количество. Сирия в неустойчивом положении. [Воздушный] удар по Дамаску нужен, чтобы сломать сирийцев.

Голда Меир: Почему это их непременно сломает? Разве бомбардировка здесь сломала бы нас?

Давид Эльазар: Тяжелая бомбардировка здесь – по командному бункеру, по [электростанции] "Ридинг", по Рамат-Авиву – создала бы очень существенные помехи.

Моше Даян: Они соберутся на совещание и спросят себя, есть ли им смысл продолжать войну. На фронте [их силы] бегут. Они были бы должны прийти к прекращению огня. Они должны прийти к решению, что война не окупается для них. Израильтяне в 60 км от Дамаска. Нужно открыть им еще одну рану, чтобы болело.

Голда Меир: Если мы произведем бомбардировку Дамаска, не попытаются ли они…

Моше Даян и Давид Эльазар: [Одновременно:] Пусть попытаются.

Давид Эльазар: Наша авиация господствует в воздухе. Ей, как правило, удается обслужить их как следует. Есть проблема со "скадами" [= ракетные комплексы Р-17 советского производства,] но мы полагаем, что у них нет [обученного] персонала. [Всего] у них 10-12 боеголовок. Это [= использование этого оружия] не зависит от их способностей в воздухе. Но если они сделают это, значит, они сделают это [из слов начальника Генштаба видно, что он не считает критическим для Израиля ущерб, связанный с применением сирийских ракет.]

Голда Меир: Нет ли чего-то такого, с чего мы могли бы начать в окрестностях Дамаска, [а не в самом городе?]

Аарон Ярив: Есть. Вопрос в том, окажет ли это достаточное влияние.

Голда Меир: Дамаск мог бы стать продолжением чего-то другого, если это только возможно.

Давид Эльазар: Это возможно, но я хотел бы не этого.

Голда Меир: Мы [в свое время] говорили [на совещаниях,] что если дойдет до войны, то [бомбить] объекты энергосистемы и т.п.

Давид Эльазар: Этого я и хочу, но сначала – Дамаск, [все ключевые объекты] вместе. Я ищу break-through [= возможность прорыва,] драматический поворот. Поворота достигают давлением. Если это командный пункт, президентский дворец, Асад.

Голда Меир: [реплика осталась засекреченной]

Давид Эльазар: [реплика осталась засекреченной]

Голда Меир: Они сидят в центре?

Давид Эльазар: Часть в центре, часть на периферии – и так, и этак.

Игаль Алон: В каком состоянии противовоздушная оборона Дамаска?

Давид Эльазар: Есть ракеты, есть [другое] зенитное оружие. Возможно, у нас будут потери в самолетах.

Исраэль Галили: Скольких это самолетов потребует?

Давид Эльазар: У меня еще нет [детальных] планов, я проверяю планы.

Голда Меир: Помимо того, что нам не нравится делать это [= бомбить Дамаск,] – может быть, Никсон принял решение в пользу [поставки Израилю] "Фантомов", [и это решение может оказаться под угрозой в случае израильской бомбардировки Дамаска.] Я говорила с Симхой [Диницем, сменившим в 1973 году Ицхака Рабина на посту израильского посла в Вашингтоне,] в 23.00, еще до телеграммы. О танках я тоже с ним говорила. Спросила его, может быть, из какого-нибудь места, находящегося в большей географической близости к нам, можно перевезти [в Израиль американские] танки. Если они [= американцы] скажут нам, что "Фантомов" не будет, каким окажется наше положение? Говорю это не в качестве возражения.

Моше Даян: Я не знаю, что скажет на это [= как отреагирует на израильскую бомбардировку Дамаска] президент [США.]

Голда Меир: Ясно, что если они [= арабы] не получат удара, который заставит их поджаться, то и не согласятся ни на какое прекращение огня.

Моше Даян: [И тогда к войне] присоединятся Иордания и Ирак. Пока что они [= египтяне] сильнее нас в районе канала.

Давид Эльазар: Есть иракская колонна, которая продвигается [= к сирийской и иорданской границам.]

Аарон Ярив: Дело с "Фантомами" – это серьезный аргумент. Надо проверить, можем ли мы добиться нужного эффекта, выбрав типичные военные цели [в районе Дамаска.] Это снизило бы [политический] эффект [бомбардировки.]

Голда Меир: Я хотела бы, чтобы он [= президент США] увидел развитие ситуации. Все лицемеры скажут, что мы бомбили город, что мы первыми начали бомбить город. Но я не хочу, чтобы мы потом пострадали и оказались без сил. Этого я очень боюсь. Киссинджер почти открыто говорит русским, что этот роман [= политика разрядки] не выдержит, если страдают друзья США. А теперь Брежнев скажет: "Что делают ваши друзья, бомбят город?" Но, если это начинается [с бомбардировки объектов в районе Дамаска, а не в самом городе] есть [постепенное] развитие. [Нужно] что-нибудь, с чего можно начать вблизи [Дамаска.] Если мы окажемся в ситуации, когда прекращают поставки [оружия - остановиться.] Нужно начать вокруг, а потом уж дойти до этого [= ударов по целям в самом Дамаске.]

Эли Зеира: (Присоединяется к дискуссии, демонстрирует карты Дамаска.) По поводу Дамаска, цели делятся на следующие группы.

Генеральный штаб, министерство обороны, командование ВВС. Это в центре города. (Отвечая на вопрос премьер-министра:) Это центр власти. Район редко застроен [жилыми] домами, но это всё-таки внутри города. Торговый центр далек отсюда, это в пригороде.

Голда Меир: Если бомбить этот район, в каком радиусе будет влияние?

Эли Зеира: Зависит от точности атакующих сил. Но радиус [достаточно] велик.

Голда Меир: Что есть важного за чертой города?

Эли Зеира: Гора Касино за городом плюс армейский центр.

Голда Меир: Вчера президент [США] принял решение по "Фантомам", и я не хотела бы, чтобы это прекратилось.

Эли Зеира: Мы будем вторыми [в плане нанесения ударов по населенным пунктам.] Сегодня ночью они обстреливали "Фрогами".

Голда Меир: Это нужно немедленно опубликовать.

Игаль Алон: Но не сообщать, [чтó именно пострадало от сирийских ракет.]

Эли Зеира: Детский дом в [киббуце] Гват, [в Изреэльской долине.]

Моше Даян: Здание было пустым.

Игаль Алон: Сообщить только, что "Фрог", и не сообщать, где именно. Сказать: ракеты "земля-земля", не уточняя, где.

Эли Зеира: Еще обладающие значением объекты вне города:

 

1. электростанция Дамаска,

2. загородный бункер ВВС,

3. электростанция Хомса,

4. нефтеперегонные заводы.

Всё это будет иметь влияние, но не такое влияние, как [бомбардировка] центрального района в Дамаске. Там влияние будет намного больше. Наши ВВС способны нанести удары и там, и там.

Моше Даян: Если пилоты будут тщательно целиться, избегая, насколько возможно, ущерба окрестным районам, – я утвердил бы это на данном этапе.

Голда Меир: Я хотела бы начать с других целей.

Моше Даян: Это всего лишь вопрос пропаганды.

Игаль Алон: Моше, верно, что если мы начнем с [удара по сирийскому] Генштабу, это удивит больше, чем если мы начнем в другом месте. Нужно начать с военных целей в Генштабе [так в тексте.]

Эли Зеира: [Иорданский король] Хусейн возражает. Это на него повлияет, [тогда как бомбардировка] нефтеперегонных заводов на него не повлияет.

Игаль Алон: Это оправдано, на мой взгляд. Сообщение должно быть "военные цели в окрестностях Дамаска". Это не центр города.

Моше Даян: Это как Кирия [комплекс зданий израильского министерства обороны и Генерального штаба в Тель-Авиве] или что-нибудь в этом роде.

Аарон Ярив: Если мы пройдемся по министерству обороны в Дамаске без [удара по сирийскому] командованию ВВС, тоже будет неплохо.

Игаль Алон: Жаль, жаль.

Голда Меир: Если уж мы идем сюда [= атаковать объекты в Дамаске,] тогда лучше и Генштаб [бомбить] тоже. В глазах мира мы всё равно будем преступниками.

Игаль Алон: Предлагаю послать кого-нибудь к Симхе [Диницу в Вашингтон] – довести до него последнюю информацию и т.д.

Голда Меир: Я – за. Что ты скажешь, Галили?

Исраэль Галили: Сколько было "Фрогов"?

Голда Меир: Почему мы не бьем в набат по этому поводу? Вот, возьми газету, [посмотри] заголовки в газетах. Где там о "Фрогах"? Дай указание созвать иностранных журналистов.

Игаль Алон: Может быть, лучше – уже во время самой воздушной атаки [в Дамаске.]

Моше Даян: Они уже третий день подряд обстреливают нас "Фрогами".

Исраэль Галили: Это [= созвать иностранных журналистов и сообщить им о сирийских ракетных обстрелах] можно сделать.

Игаль Алон: Правильная линия, на мой взгляд.

Голда Меир: Утверждаю.

Моше Даян: У нас будет проблема [с американцами и пр. в случае воздушной атаки в Дамаске,] но мы справимся с ней.

Давид Эльазар: Разумеется, извещать заранее было бы лишним.

Голда Меир: А я думаю наоборот. Это не только не лишнее, но, напротив, пусть сядет кто-нибудь и составит телеграмму для Симхи [Диница,] чтобы он проинформировал Киссинджера о ситуации и о том, почему мы решили действовать таким образом. Нужно, чтобы немедленно вышла телеграмма премьер-министра Киссинджеру, чтобы Симха мог показать ему правду – почему мы не можем бездействовать. Внизу [= на Синае] наше положение лучше. Я не думаю, что (Киссинджер) устоит (перед русскими). У нас нет другого способа действовать, мы выбираем только военные цели [в Дамаске.]

Моше Даян: Объяснить ему, что мы хотим привести к скорейшему окончанию войны.

Голда Меир: Он сказал Симхе: "Вы обязаны победить".

Моше Даян: По поводу канала…

Голда Меир: (8.00) Я хочу сообщить правительству о принятом решении, которое будет теперь выполняться. Правительство соберется в 10.00. Я не хотела бы, чтобы они услышали об уже [произведенной нами] бомбардировке [в Дамаске.] Созовем правительство в 9.00 и сообщим, что это уже осуществляется.

Моше Даян: Я снова побывал в Южном округе [= на Южном фронте.] Египетские боевые порядки у канала таковы, что всякая попытка пробиться к каналу танками обходится очень дорого. У них, с одной стороны, много танков и артиллерии. Хорошие новые танки. Пехота [их тоже] хороша, оснащена противотанковым оружием. Брен дважды оставлял по 8 танков [уничтоженными] в ходе [нашей] атаки. Возможности подобраться к [окруженным] фортам нет, танки должны оставаться вне зоны поражения [египетских] батарей. Основательным образом изменить ситуацию – я не вижу к этому ключа. Арик [= комдив-143 Ариэль Шарон] вызвался пересечь канал по нашему мосту. Нужно подвезти наш мост, это дело медленное и трудное, это сомнительно.

Голда Меир: Где он хочет форсировать?

Моше Даян: Возле Кантары. Допустим, мы дадим ему форсировать. Он окажется там с небольшим количеством танков, ситуация фундаментальным образом не изменится. Он будет контролировать лишь один сектор, но это лучше, чем сегодняшняя ситуация. Однако Арик и сам не думает, что это приведет к решающему изменению. Картина, которая вырисовывается со слов трех комдивов: они не могут захватить прибрежную линию. [Пытаясь сделать это,] они теряют танки и вынуждены отходить. У нас на канале порядка 200 убитых, [и] никто не думает, что можно снова забрать прибрежную линию.

Давид Эльазар: (8.05) Докладывают, что сбили 4-5 сирийских вертолетов. Шесть [вертолетов] сели. В последовавшем бою убито 36 сирийцев.

Моше Даян: Что мы там делаем? Они (командиры дивизий на юге) спрашивали, могут ли они получить еще танки с Голанских высот. У них каждый день растрачиваются силы, много танков пропадает. У египтян выведено [из строя] небольшое число танков. Они воюют не танками, они воюют противотанковым оружием пехоты. Серьезных танковых боев [на Синае] не было. Я не вдаюсь в [детальное обсуждение] вопроса, что можно и чего нельзя сделать. Совсем уж войти туда и стабилизировать линию [по каналу] невозможно. С теми силами, что у нас есть сейчас, мы не сумеем. Попытки добиться этого причиняют нам [неоправданные] потери. Танковый парк у нас сейчас такой же, как в Шестидневную войну. Это не та задача, чтобы решить ее таким образом. Может быть, после [разгрома] Сирии, [но] в ближайшую неделю мы этого сделать не сможем. Поэтому – стабилизировать [другую] линию, может быть линию Хатам [= линия израильских укреплений примерно в 10 км к востоку от Суэцкого канала] или какую-то еще, пока не покончим с сирийцами. Причинять [противнику] потери и воздерживаться от попыток добиться решающего успеха на египетском фронте сейчас. Что произойдет?

 

1. [У нас будет] один фронт, на котором мы сможем сосредоточиться.

2. В отсутствие основательных изменений, мы проверим, можно ли стабилизировать более короткую линию [обороны] – не ту, что шла у воды.

На мой взгляд, такая линия есть, это линия перевалов. Не отходить туда сейчас, но подготовить ее. Если наше положение улучшится, попытаемся атаковать и прорваться. Если ситуация на линии Хатам ухудшится, отступим ко второй линии. Это удаление дает нам возможность удержания; как бы то ни было, прибрежной линии [у нас сейчас] нет. На мой взгляд, это не только линия отступления, но также и более удобная линия для обороны. Через полтора месяца начнутся дожди и т.п., и эта линия, может быть, станет постоянной.

Давид Эльазар: Докладывают, что мы закончили атаку двух аэродромов в Египте – Кутания и Мансура. Бомбардировка аэродромов производилась с целью уничтожения, они выведены из строя.

Голда Меир: Я вот еще что хочу [сказать.] Русские в Совете Безопасности ООН даже не дали говорить о прекращении огня. Мы воюем с египетскими и сирийскими солдатами, но на самом деле это война с советским вмешательством. Все оружие советское, они подготовили их к войне. Мы спорим с американцами из-за каждого "Шрайка" [= американская ракета для подавления радаров противника,] а там [= у арабов] – сказочное изобилие [советских военных поставок.]

Моше Даян: Сейчас нет причины оставлять линию Хатам. В принципе, никто не говорит про километраж [= глубина отвода израильских войск на Синае.] Шарм аш-Шейх можно закрыть. Уступим бóльшую часть побережья [Суэцкого] залива. Мы к этому не вынуждены, но технически можно найти в центре [Синайского полуострова] лучшую линию, которая будет включать Бир-Гафгафу [= израильский военный аэродром "Рефидим".] Побольше пехоты и десантников. У египтян основную работу [по сдерживанию контратакующих израильских танков] делает пехота.

Голда Меир: Моше, и что будет? Мы стабилизируем [новую линию,] а они будут всякий раз к нам продвигаться.

Моше Даян: Наша проблема в том, что нам нужно пробраться к каналу, а нас там бьют. Хочу изложить некоторые свои размышления… Нужно призвать старшие возраста, закупить оружие. Эта война не будет короткой, война продлится. Русские наложат вето [на решение Совбеза ООН о прекращении огня, если таковое будет предложено в благоприятной для арабов военной ситуации.] Если мыслить шире, я хочу призыва евреев[-добровольцев] из-за границы. Закупить противотанковое оружие, краткие курсы подготовки танкистов, вступить в период долгой войны. Максимальная мобилизация. Произвести проверку командных инстанций. Не уверен, что командующий Южным округом сможет контролировать ситуацию, когда Арик под ним и т.д. Лучших командиров я готов взять обратно [= вернуть из резерва и назначить на высшие командные должности.] Лучших командиров призвать. Моти [= Мордехая Хода, бывшего командующего ВВС, назначенного в Войну Судного дня авиационным советником командующих Северным и Южным фронтами,] Хаима [Бар-Лева, бывшего начальника Генштаба, затем – министра промышленности и торговли, по состоянию на 9 октября 1973 г. – советника командующего Северным фронтом,] если он готов. Есть и такие, кого я не стал бы просить. Призвать людей с авторитетом и опытом. Нужно создать такой потенциал. У нас трудности, я [никого] не обвиняю. В первый раз мы потеряли на Хермоне 70 человек, затем атаковали снова, было еще 30 убитых и т.д. – за [одну] позицию. Можно обойтись и без нее. 70 плюс 30 плюс раненые… Если погибать, то в борьбе за действительно решающие цели. Это не война на три дня, это продлится долго. Многие наши аксиомы опровергнуты:

 

1. предположение, что мы выведем Сирию из войны за полдня авиацией;

2. [общая] оценка разведки – начнут они войну или нет, как будут воевать и т.д.;

3. предположение, что если [египтяне] наведут мосты [через канал,] мы сможем побить их танками.

Мы знаем, где они делают мосты, и ничего в связи с этим не предпринимаем. Есть новая реальность, нужно сорганизоваться и действовать в соответствии с ней.

Это общие мысли о том, что для нас хорошо. Может быть, можно взять Порт-Саид, [египетский город у входа в Суэцкий канал из Средиземного моря,] но если окажется делом нелегким, не нужно. Закончим с сирийцами и будем сидеть там. Отбросить египтян за канал сейчас невозможно, надо to face it [= прямо посмотреть в лицо этому факту.]

Давид Эльазар: (8.25) [Воздушная] атака в Дамаске только в 11.55.

Моше Даян: В таком случае [переносим заседание] правительства на 10.30.

Окончание здесь.

"Вести", 28 октября 2010
Перевел с ивритаДов Конторер

 
Комментарии выключены

Опубликовано в рубрике Арабские государства, Еврейское государство, История далёкая и близкая

 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования