RSS
 

«Плавание обречённых» ч.4

30 Окт

В субботу 27-го мая ровно в четыре часа утра капитан «Сент Луиса» разбудил своих пассажиров – пароход прибыл в порт назначения. За исключением горстки посвященных все на борту находились в радостном ожидании. Вот она, Гавана, вот она, свобода, сбывшаяся мечта .

.
 
 
 «Сент Луис» на рейде в порту Гаваны.

«Сент Луис» стоял на рейде в порту, не имея разрешения подойти к причалу. Все его пассажиры высыпали на палубы, глазели на достопримечательности кубинской столицы, высматривали своих в толпе встречающих.
 

 
 Толпа встречающих:
 
 
 Всё утро между портом и пароходом курсировали лодки. Таможенники и полиция поднялись на борт проверить документы у прибывших, после чего удалились, не взяв с собой ни одного человека. Всё утро между представительством пароходства Гамбург-Америка в Гаване и кубинским правительством шли переговоры. Капитан Шрёдер успел выгнать с борта корабля главу представительства пароходства – за то, что тот ничего не мог поделать в сложившейся ситуации. Всё утро летали радиограммы и разрывались телефоны в американском консульстве в Гаване и в представительстве объединения еврейских организаций «Джойнт». Встречающие, не в силах больше ждать, принялись нанимать лодки и подходить на них близко к «Сент Луису». И кричать, что «всё будет хорошо».
 
 
 
 Через несколько часов после «Сент Луиса» в порт пришла «Ордуна», и всем ее пассажирам разрешили сойти на берег. Переговоры о судьбе «Сент Луиса» продолжались весь день. К ночи встречающие в тяжелых думах разошлись по домам.

28-го мая было воскресенье, и кубинское правительство отдыхало. Так как пассажиры продолжали находиться на борту, капитан Шрёдер запретил сходить на берег и экипажу. Из-за этого Отто Шиндик не мог встретиться со связным. Ну а если курьер не идет к связному, то связной идет к курьеру. В понедельник 29-го мая связной разведки Абвера (и одновременно второй человек в представительстве пароходства Гамбург-Америка) поднялся на «Сент Луис», чтобы узнать, как поживают бедненькие несчастненькие евреи, и заодно передать Отто Шиндику мешок разведданых. Теперь, чем скорее «Сент Луис» вернется в Германию, тем лучше.
 

 
 30-го мая, сдали нервы у самого опасного пассажира «Сент Луиса» – Макса Лёва. Третий день за ним охотились агенты СС и гестапо. Он знал, что арест неминуем, ведь это специально за ним они проделали весь путь из Гамбурга в Гавану, и это они не дают никому сойти на берег – ищут его. Макс Лёв не спал ночами, прятался в каюте, шарахался теней. В три часа пополудни Макс Лёв перерезал себе вены и бросился в море. Пока ошарашенный народ наблюдал с палуб, как Макс Лёв, барахтаясь в воде, рвет свои вены руками и орет «Убийцы! Врешь, не возмешь!», матрос Генрих Мейер прыгнул спасать утопающего. Макс Лёв брыкался и требовал дать ему умереть, но Мейер не дал ему утонуть до подхода полицейской лодки. Макса Лёва отправили в больницу в Гаване. Семье не разрешили его навещать.
 
 
 Под впечатлением, пассажиры организовали добровольный патруль, в обязанности которого входило предотвращать попытки самоубийств. В числе вступивших в патруль была и пятнадцатилетняя Гизела Фельдман:
 
 
 Между тем в Гавану с чемоданом денег прибыл глава американского отдела организации еврейских общин «Джойнт». Дело в том, что президент Бру наконец-то вышел на работу после уикенда и дал понять, что за очень дополнительную плату он согласен впустить беженцев с «Сент Луиса» на Кубу. «Джойнт» прислал денег, но оказалось, что Бру согласен начать переговоры только после того, как «Сент Луис» покинет порт. Вообще, по-моему, на ходе дальнейших переговоров серьезно сказлся языковой барьер, иначе трудно объяснить происходившее. Кубинцы вышвырнули «Сент Луис» из Гаваны к утру 2-го июня, не дав Шрёдеру пополнить запасы еды и воды. В течение следующих дней Шрёдер водил пароход кругами у кубинского побережья и вдоль берегов Флориды, ожидая результатов переговоров, и надеясь, что, может быть, беженцев примут Соединенные Штаты. Президент Рузвельт получил эту радиограмму с борта парохода «Сент Луис»:
 
 
 Пассажирский комитет «Сент Луиса» умоляет господина Президента во имя всего святого заставить кубинские власти их принять. Рузвельт не ответил им. Корабли береговой охраны США неотступно следовали за пароходом Шрёдера, не позволяя ему подойти ближе.

В ответ на радиограмму правительству Канады был получен официальный отказ. 3-го июня появилась надежда на Доминиканскую республику, якобы предложившую убежище, но и она не оправдалась. Вот заметка от 3-го июня 1939 года в американской газете The News:
 

 
 Всё это время между Бру и американцами шел торг, закончившийся в в конце концов ничем. Кубинский президент хотел полмиллиона долларов по истечение сорока восьми часов, но не смог этого внятно объяснить. 6-го июня Куба дала окончательный отказ. Визы всего примерно пятидесяти человек были признаны действительными, и они так или иначе сошли на берег. В их числе – маленькие Рената и Эвелин Эбер. На борту «Сент Луиса» оставались 907 пассажиров. 7-го июня Шрёдер получил приказ из Гамбурга возвращаться обратно.

Это был нокдаун, для многих неожиданный. Все понимали, что по возвращении в Германию, их ждет концентрационный лагерь. На это злорадно намекали немецкие газеты – «мы позаботимся о них сами», об этом знали кубинцы, об этом знал весь мир. Это знали американцы. И они отказали.

Вечером 7-го июня «Сент Луис», песчинка в океане равнодушия, очень медленно взял курс назад – к берегам Европы.

ПРЕМЬЕР МИНИСТРУ ЧЕМБЕРЛЕНУ
907 ПАССАЖИРОВ ПАРОХОДА СЕНТ ЛУИС ПОЛВИНА ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ КОТОРЫМ НЕСМОТРЯ НА РАЗРЕШЕНИЯ ОТКАЗАНО ВО ВЪЕЗДЕ НА КУБУ СЕЙЧАС НА ПУТИ ГАМБУРГ УМОЛЯЮТ СПАСЕНИИ И УБЕЖИЩЕ АНГЛИИ ИЛИ ХОТЯ БЫ РАЗРЕШЕНИИ СОЙТИ НА БЕРЕГ САУТГЕМПТОНЕ ТАК КАК ВОЗВРАЩЕНИЕ ГАМБУРГ НЕВОЗМОЖНО НЕИЗБЕЖНЫ АКТЫ ОТЧАЯНИЯ.

К 9-му июня пароходство Гамбург-Америка отказалось оплачивать радиограммы пассажиров «Сент Луиса», и они отправляли их за свой счет. Неизбежный акт отчаяния последвал очень скоро. В половине пятого вечера двенадцать обормотов, ведомые учителем иврита Аароном Познером, захватили капитанский мостик и потребовали повернуть корабль в любую другую страну, кроме Германии. Бунт на корабле – преступление, участники которого подлежат автоматическому аресту. Вместо этого Густав Шрёдер в двух словах объяснил им, насколько невозможно дюжине хлипких пассажиров захватить такой пароход как «Сент Луис», не говоря уже о том, чтобы управлять им. Он также сказал, что очень хорошо их понимает и что постарается привести «Сент Луис» в Англию. На этом инцидент был полностью исчерпан. Для Познера и его команды, но не для Шрёдера. Через полчаса капитан приказал всем пассажирам явиться в главный зал первого класса – он будет говорить с ними. Шрёдер был краток: что бы ни случилось, они не вернутся в Германию. Точка.

У капитана был план. В этот вечер он позвал в свою каюту на совершенно секретное совещание первого помощника Клауса Остермайера, завхоза Мюллера и главного механика корабля. Из всех пассажиров о плане Шрёдера знал лишь доктор Фриц Спэниер, который, услышав, что собирается предпринять капитан, дал совет не предупреждать заранее ни команду, ни пассажиров. Капитан Густав Шрёдер решил посадить «Сент Луис» на мель у мыса Бичи-Хед на южном побережье Англии, поджечь его и эвакуировать пассажиров на берег.

И вот в этот момент на сцену выходит Спаситель! Моррис Тропер, американский гражданин, глава европейского бюро организации еврейских общин «Джойнт». На самом деле, он участвовал в нашей истории с самого начала. Он узнал о будущем рейсе парохода «Сент Луис» с почти тысячей еврейских беженцев на борту вторым, сразу после капитана Шрёдера. Просто у меня не было случая об этом рассказать, так что теперь Моррис Тропер въезжает на подмостки на белом коне и с нимбом вокруг чела.
 

 
 Утром 10-го июня Моррис Тропер звонит из Парижа председателю бельгийского комитета по делам беженцев в Брюсселе. В половине одиннацатого тот уже говорит с бельгийским министром юстиции и с премьером. И меньше чем за час Бельгия решает вопрос, который Куба и Америка не смогли решить за недели. Король Бельгии Леопольд III и его премьер министр согласились принять 200 пассажиров с парохода «Сент Луис».
В воскресенье 11-го июня Тропер ведет переговоры с Францией, Голландией и Великобританией. 12-го голландская королева и правительство решили принять 194 человека. В тот же день в Лондоне Чемберлен наконец получил радиограмму с «Сент Луиса» (отправленную три дня назад), и вот уже Великобритания принимает 350 пассажиров. В тот же вечер Франция официально объявила о том, что она предоставит убежище 250 пассажирам.

13 ИЮНЯ 1939
ДОСТИГНУТЫ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ ПО ВЫСАДКЕ ПАССАЖИРОВ. ПРАВИТЕЛЬСТВА БЕЛЬГИИ ГОЛЛАНДИИ ФРАНЦИИ АНГЛИИ ВЕЛИКОЛЕПНО ВЗАИМОДЕЙСТВОВАЛИ ОРГАНИЗАЦИЕЙ ЕВРЕЙСКИХ ОБЩИН ЧТОБЫ ЭТО СТАЛО ВОЗМОЖНЫМ.
МОРРИС ТРОПЕР

Ответная телеграмма Троперу с «Сент Луиса»:
 

 
 «Наша благодарность огромна как океан, по которому мы плывем с 13-го мая»…

Шрёдер благодарит Тропера от своего имени и сообщает ему о том, что пароход прибудет в Антверпен в субботу 17-го июня в 2 часа по полудни:
 

 
 И вот наконец, сорок дней спустя после выхода из Гамбурга, пройдя десять тысяч миль, «Сент Луис» пришвартовался в Антверпене:
 
 
 В порту их уже ждал Моррис Тропер. Встреченный ликующими пассажирами, он поднялся на борт.
 
 
 Вместе с ним на «Сент Луис» взошли представители Англии, Франции, Бельгии и Голландии, и беженцев разобрали по четырем странам. Единственное, что Тропер мог обещать, это не разделять семьи. В итоге Англия приняла 288 человек, Франция – 224, Бельгия – 214 и в Голландии остались 181.

В воскресенье все пассажиры сошли на берег:
 

 
 Они стояли на причале и провожали уходящий в Нью Йорк «Сент Луис», а успевший сродниться с ними экипаж кричал им с палуб – «Удачи, евреи!» Так для девятисот человек благополучно завершилось путешествие туда и обратно.

С разрешения капитана сошел на берег и Отто Шиндик. Никем не замеченный, одинокий на этом празднике жизни, он удалился в сторону вокзала, неся за плечами потрепанный мешок разведданных. Шпионская операция Абвера под кодовым названием «Солнышко» успешно завершилась.

И еще кое-кто радовался в этот день. Для министра пропаганды рейха Иосифа Геббельса плавание «Сент Луиса» стало подтверждением того, что осуждение нацистского режима остальным миром – пустой звон, что как только дошло до дела, евреи оказались никому не нужны. Единственная фактически их надежда – Соединенные Штаты Америки – не приняли их. Геббельс был в радостном предвкушении: рук развязаннее трудно себе представить.

До начала второй мировой войны оставалось два с половиной месяца.

 Эпилог.
 

 
 «Сент Луис» в порту в Гамбурге, открытка.

Всего примерно две трети пассажиров «Сент Луиса» так или иначе пережили войну. Все те, кого приняла Великобритания, и примерно половина из тех, кто остался в Голландии или отправился в Бельгию и Францию. И примерно одна треть погибла в Катастрофе.

Семья Макса Лёва оказалась в Англии, и через несколько месяцев Макс, выйдя из больницы, воссоединился с ними в Лондоне. Он умер в 1942-м от инфаркта.

Йосеф Йосеф и его семья уехали в Америку сразу же, как подошла очередь их визы. Они отплывали из Глазго в мае 1940-го прямо посреди немецкой бомбардировки.

Алиса Фильхенфельд и ее четверо детей всю немецкую оккупацию прятались в Брюсселе. Их соседи-бельгийцы знали их историю, но никто не настучал. Днем они прятались на чердаке, а ночи проводили в морге рядом с больницей полной немецких солдат. Всю войну бельгийские власти регулярно платили Алисе пособие, не выдав при этом немцам ни имени ни адреса.

Аарон Познер остался в Голландии и погиб в Освенциме. Погибла и Рахель с детьми. Дневник Аарона сохранил его друг.

Близняшки Рене и Инес Спэниер приехали в США. История их отца во время войны такая: Доктор Фриц Спэниер развелся с женой и стал главным врачом больницы в лагере для перемещенных лиц Вестерборк. Он пользовался огромным влиянием в том числе и на эсэсовцев. Жизни сотен людей были в его власти, так как те, кого он признавал больными, получали отсрочку от отправки в концлагеря. После войны доктор Спэниер обвинялся в превышении служебных полномочий. Он умер в 1967-м в Германии. Мама Рене и Инес доживала свой век одна в маленьком городке в Западной Германии.

Доктор Макс Эбер отлично проявил себя в качестве отца-одиночки, а к 1941-му году он с Ренатой и Эвелин уже жил в Америке и до глубокой старости лечил людей недалеко от меня – на Кейп Код.

Семья Карлинеров оказалась во Франции. Во время оккупации 12-летний Герберт и его братик Вальтер прятались по разным местам, в том числе, например, в сумасшедшем доме и в подпольном детдоме. Их родители и две сестрички (одна из них Рут Карлинер на фотке во второй главе) погибли в Освенциме.

В Англии пережили войну Гизела Фельдман с семьей и Оскар Блехнер. Родители Оскара погибли в Катастрофе, оба брата были узниками лагерей, но спаслись.

Старенькой Рехе Вейлер было всё равно, куда податься. Ее приняла Бельгия. Во время войны она пряталась в доме у еврейской четы, умудрившейся скрыть свое происхождение. Дети и внуки Рехи все эти годы отправляли деньги ее спасителям, которые тратили их в основном на себя. Реха ослепла. В 1946-м она прилетела в Нью Йорк без сознания. Через пару недель она умерла.

Большинство членов экипажа «Сент Луиса» были призваны в немецкую армию.

Лео Йокл скрывал своё полуеврейство до тех пор, пока не влюбился в Герду Кикбуш, дочь высокопоставленного генерала. Ей и ее семье он рассказал о себе всё. Мать Герды выдала его гестапо, но Лео и Герда успели убежать и с тех пор жили в полуподполье. В январе 1944-го Лео призвали в саперную военную часть для «мишлинге». Он погиб в ноябре. Герда и Лео поженились посмертно, у них есть сын Франк.

Отто Шиндик провел всю войну в Гамбурге и был убит в начале 1945-го, когда англичане брали город.

Капитана Шрёдера война застала в море. «Сент Луис» прошел сквозь английский заслон в Мурманск, и через четыре месяца возвратился в Гамбург. Это было последнее плавание и парохода и его капитана. Шрёдер ушел в отставку. Он умер в 1959-м году, до конца его жизни многие из спасенных им пассажиров слали ему подарки – одежду и еду. «Сент Луис» простоял на приколе несколько лет, а в 1944-м во время налета королевских ВВС его разбобмило так, что он больше не подлежал восстановлению. Еще через пять лет его сдали в металолом.
 

 
 Тут и конец нашей истории. В заключение вот вам фотография счастливой семьи Даблон на палубе лайнера «Сент Луис»:
 
 
 Вся семья погибнет в Освенциме.

 

 
 Источники:

Voyage of the Damned by Gordon Thomas, Max Morgan Witts ISBN # 1-56852-579-6

Refuge denied: the St. Louis passengers and the Holocaust By Sarah A. Ogilvie, Scott Miller

The ship nobody wanted by Jeff King

The Tragedy of the S.S. St. Louis in Jeweish Virtual Library

Voyage to Doom by Arthur D. Morse

The Voyage of SS St Louis – история Оскара Блехнера

Фотографии из Яд ва-Шем

Cruiseline History

It was like a cruise, then the suicide attempts began – история Гизелы Фельдман

 

 Особая благодарность  Ньят подготовившей этот материал http://community.livejournal.com/ru_history/2637278.html?view=40342750#t4034
 Часть 1-я; Часть 2-я; Часть 3-я; Часть 4-я:
 
 

 

 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования