RSS
 

Накба: правда и вымысел

28 мая

Очень трудно и очень просто оценить точную ситуацию, которая складывалась в том или ином месте мира через несколько десятков лет после событий. Кто-то не помнит, кто-то не знает, кто-то не хочет помнить, кто-то не хочет знать. А на самом деле все достаточно просто, нужно лишь обратиться к свидетельствам самым доступным, к СМИ тех лет, или к свидетельству очевидцев. И тогда вы поймете правду, или то, что было и должно остаться правдой.

Историк Шмуэль Кац, профессиональный и честный человек, который жил тогда в Эрец-Исраэль, все видел, все читал, имел доступ к информации, пишет в книге «Земля раздора» в главе «беженцы»:

«Арабских беженцев считают беженцами несмотря на то, что они бежали не из-за каких-либо репрессий или обоснованного страха перед ними, а по инициативе своих лидеров (единственный в мире случай). Руководители арабского движения надеялись, что можно будет вернуться, изгнать евреев, на которых они возложили всю вину за создавшееся положение.

Легче всего понять эту ложь, обратив внимание на тот простой факт, что в то время, когда проводилось "жестокое" изгнание арабов сионистами, никто в мире этого события не заметил.

Множество иностранных корреспондентов, которые вели репортажи о войне 1948-го с обеих воюющих сторон, ничего не видели и не слышали об этом, и, что особенно важно, даже те, кто был враждебно настроен по отношению к евреям. Они писали о бегстве арабов, но не было и намека на изгнание.

За три месяца — апрель, май и июнь 1948-го, — когда бегство достигло пика, лондонская "Таймc" (тогда открыто враждебная к сионистам) в дополнение к обширным корреспонденциям опубликовала также одиннадцать редакционных статей о положении в Эрец-Исраэль. И ни в одной из этих статей и слова не было о том, что сионисты изгоняют арабов.

Еще более интересен тот факт, что ни один из арабских представителей печати не обмолвился об этой проблеме. В самый разгар бегства, 27-го апреля, Джемаль Хуссейни, главный представитель арабов Эрец-Исраэль в ООН, выступил с пространным политическим заявлением против сионистов, но даже не упомянул о беженцах. Через три недели так же резко выступил с заявлением по всем вопросам, связанным с Эрец-Исраэль, генеральный секретарь Лиги арабских стран Азам Паша. И опять — ни слова о беженцах. Никто не изгонял арабов из Эрец-Исраэль.

Большинство из них покинуло дома добровольно или по приказу и при поддержке лидеров, полагаясь при этом на их обещания, что уход арабского населения поможет в войне против Израиля.

Нападения арабов Эрец-Исраэль на евреев начались через два дня после решения ООН от 29-го ноября 1947 года о разделе западной Эрец-Исраэль на арабское и еврейское государство. Семь соседних арабских стран — Сирия, Ливан, Иордания, Ирак, Саудовская Аравия, Йемен и Египет — заранее начали готовиться к вторжению, ожидая того момента, когда будет объявлено о рождении государства Израиль.

"Победа обеспечена, — говорили арабы, — но добиться ее можно будет гораздо легче и с меньшими потерями, если местное арабское население освободит путь. Оно вернется вслед за победоносными арабскими войсками не только к своим домам и имуществу, но еще получит дома и имущество побежденных и уничтоженных евреев". С 1-го декабря 1947-го года по 15 мая 1948 года шли бесконечные столкновения между бесчинствующими местными арабскими бандами, которые направляла разваливавшаяся на глазах британская власть, и военными еврейскими организациями.

Первыми добровольно ушли состоятельные городские арабы, они не торопясь покинули свои дома в декабре 1947-го года и в начале 1948-го. На этом этапе бегство не объявили еще политическим шагом и не сделали средством идеологической борьбы. Поэтому 30 января 1948-го года газета "Аш Шааб" писала: "В первую группу нашей пятой колонны входят люди, покидающие свой дом и свое дело, чтобы жить в другом месте… С первыми признаками бедствия они уносят ноги, чтобы не оказаться в огне борьбы…"

Еженедельник "Ас Цариях" через два месяца, 30-го марта 1948-го года, в еще более резких выражениях обвинил жителей Шейх-Мунис и других деревень вокруг Тель-Авива: "Они опозорили всех нас тем, что оставили свои села". 5-го мая корреспондент лондонской газеты "Таймc" в Иерусалиме сообщал: "Арабские улицы поражают пустынностью. Вероятно, арабы из Иерусалима бежали по печальному и унизительному примеру арабов из Яффо и Хайфы".

Когда в конце зимы и в начале весны 1948-го усилились нападения местных арабов, усилилось и давление не арабское население: арабов просили покинуть морское побережье и подняться в горы, чтобы не создавать трудностей вторжению арабских армий. Еще до официального провозглашения Государства Израиль — англичане еще властвовали в Эрец-Исраэль — более 200 тысяч арабов покинули побережье.

Из 62000 арабов, живших в Хайфе, осталось не более 5000-6000. Различные факторы повлияли на их решение обеспечить себе безопасность бегством… Несомненно, главной причиной были декларации и воззвания Высшего арабского совета, требующего от арабов покинуть свои дома и хозяйства… Ясно давали понять, что арабы, которые останутся в Хайфе под властью евреев, будут рассматриваться как изменники.

Вот слова арабской радиостанции Ближнего Востока, вещавшей с Кипра (3-го апреля 1949-го года): "Мы должны помнить, что Высший арабский совет поддерживает уход арабов, проживающих в Яффо, Хайфе и Иерусалиме".

Главный арабский пропагандист в то время, секретарь Лиги арабских стран в Лондоне Эдуард Атия, пытаясь дать этим событиям разумное объяснение, писал в книге "Арабы" (Лондон, 1955): "…Это всеобщее бегство явилось большей своей частью выражением веры арабов в широковещательные сообщения и призывы совершенно лишенной чувства реальности арабской печати и в безответственные выступления некоторых арабских лидеров, обещавших, что в течение короткого времени евреи будут разбиты армиями арабских стран, и арабы Палестины смогут вернуться на свою землю…"

Нимер аль-Хавари, командир молодежной организации арабов Эрец-Исраэль, цитирует в своей книге "Тайные причины катастрофы" (Нацерет, 1952) слова премьер-министра Ирака Нури Сайда: "Мы разгромим эту страну с помощью нашего оружия и сотрем с лица земли любое место, в котором захотят спрятаться евреи. Арабы должны переправить своих жен и детей в безопасные районы до окончания боев".

В 1952 году Высший арабский совет в коммюнике, направленном Лиге арабских стран, выступил с резкими нападками на арабских лидеров (опубликовано в Каире): "Некоторые из арабских лидеров в арабских столицах возвещали, что они благословляют эмиграцию арабов в соседние страны до момента полного захвата земель Палестины. Многие из арабов были обмануты этими воззваниями. Для арабов, решивших покинуть дома, было естественно найти временное убежище на землях соседних арабских стран и находиться вблизи родных мест, чтобы иметь с ними связь до того момента, когда настанет час возвращения, о котором, не скупясь на обещания, говорили им ответственные лица в арабских странах. Многие были уверены, что этот час настанет вот-вот, буквально сегодня".

Еще до окончания войны, 6-го сентября 1948-го года, в интервью лондонской газете "Дейли Телеграф" в Бейруте Эмиль Гури, секретарь Высшего арабского совета, который представлял официальное руководство арабов Эрец-Исраэль, сказал: "Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались, — непосредственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства. Арабские государства единодушно согласились с этой политикой, и они обязаны участвовать в решении проблемы".

Оглядываясь назад, иорданская газета "Фаластын" писала 19-го октября 1949-го года: "Арабские государства поддерживали арабов в их решении временно оставить дома, чтобы не мешать вторжению арабских армий".

8-го июня 1951-го года пресс-атташе Лиги арабских стран Хабиб Исса в ежедневной ливанской газете "Аль Хода", выходящей в Нью-Йорке говорил: "Генеральный секретарь Лиги арабских стран Азам Паша заверил арабов, что захват еврейских земель и оккупация Тель-Авива будет просто военной прогулкой… Он подчеркнул, что арабские армии уже стоят на границах и что миллионы, которые евреи вложили в экономическое развитие, станут легкой добычей арабов, ибо дело стоит за немногим: сбросить евреев в Средиземное море… Арабам Палестины дали братский совет: оставить дела, земли и имущество и ждать своего часа в соседних братских странах, пока арабская артиллерия не сделает свое дело".

В 1952 году Высший арабский совет в коммюнике, направленном Лиге арабских стран, выступил с резкими нападками на арабских лидеров (опубликовано в Каире): "Некоторые из арабских лидеров в арабских столицах возвещали, что они благословляют эмиграцию арабов в соседние страны до момента полного захвата земель Палестины. Многие из арабов были обмануты этими воззваниями. Для арабов, решивших покинуть дома, было естественно найти временное убежище на землях соседних арабских стран и находиться вблизи родных мест, чтобы иметь с ними связь до того момента, когда настанет час возвращения, о котором, не скупясь на обещания, говорили им ответственные лица в арабских странах. Многие были уверены, что этот час настанет вот-вот, буквально сегодня".

Через четыре месяца после начала вооруженных выступлений местных арабов и за месяц до организованного вторжения семи арабских стран на территории, которую ООН отвела еврейскому государству, еще оставалась половина арабского населения. И тут началось настоящее бегство. Часть населения была охвачена паникой. Села наполнились слухами об "ужасных жестокостях" евреев, особенно после боя в селе Дир-Ясин около Иерусалима. Это село было базой арабских сил, которые постоянно угрожали движению еврейского транспорта по шоссе Иерусалим — Тель-Авив. Дир-Ясин пытались взять приступом силы ЭЦЕЛа и ЛЕХИ, но село удалось захватить только после восьми часов упорного боя и с помощью пришедших на помощь броневиков ПАЛМАХа. Фактор неожиданности еврейские силы упустили, и арабы сражались за каждый дом. Евреи потеряли треть своих сил убитыми и ранеными, 40 человек из 120. Арабы, забаррикадировавшись в домах, не вывели оттуда членов своих семей. Поэтому среди убитых были женщины и дети.

Арабские лидеры не замедлили воспользоваться такой возможностью. Миру сообщили воспламеняющую воображение весть о "резне", и она облетела все английские газеты. Общепринятая "ортодоксальная" версия случившегося до сих пор верно служит врагам Израиля и антисемитам. [Я (Шмуэль Кац) коснулся истории "дир-ясинского навета" в книге "Огненные дни" (Тель-Авив, 1966; Лондон, 1968)]. Сионистский истэблишмент в 1948 году в желании очернить инакомыслящее подполье поддержал этот навет. Спустя годы министерство иностранных дел Израиля в сообщении "Дир-Ясин", опубликованном 16-го марта 1969-го г., сняло обвинения. До этого, в пятую годовщину боя, 9-го апреля 1953-го г., очевидец-араб Юнеc Ахмад Асад из Дир-Ясина писал в иорданской ежедневной газете "Аль-Урдун": "Евреи вообще не собирались нападать на жителей села, но вынуждены были это сделать после того, как наткнулись на перекрестный массированный огонь, в результате которого погиб командир группы". ]

Английский офицер генерал Глабб Паша, который до 1948-го года много сделал для создания арабского легиона, писал 12-го августа 1948-го года в лондонской "Дейли мейл": "Арабские граждане были охвачены паникой и повели себя позорно. Часто села оставлялись задолго до того, как до них докатывалась война".

Еще четверть миллиона арабов оставили территорию государства Израиль в конце весны и в начале лета 1948-го года".

На самом деле эти факты знают все. Не знают их те, кто знать этого не хочет. Действительность через несколько десятилетий изменяется в глазах фантазирующих и злобных (часто недалеких) людей, которые видят то, что им нужно видеть.

Не было в Эрец-Исраэль повода для того, чтобы местные арабские жители бежали из своих домов. Накба, надуманный факт арабской печали и грусти. Все могло быть иначе в их жизни, они это понимают. Есть факты: поражение арабов, победа евреев, которые НЕ ХОТЕЛИ бегства местного населения. Ни в коем случае не хотели и ничего не сделали для того, чтобы поощрить арабов к этому.

Понятно что есть инерция войны, инерция страха. Но делать из частных поступков пусть многих людей национальную трагедию – нечестно и неправильно. Еще более неправильно устраивать по этому поводу в еврейской стране дни памяти и печали.

У Израиля есть полное право противиться отмечанию Дня Накба, как дня арабского траура. Сами все себе создали, повод для печали очень личный, не больше того. Траур понятие личное. Хотите грустить, грустите по домам, господа. А если нет, то оглянитесь вокруг, взвесьте все за и против и все-таки попытайтесь жить в мире и добром соседстве с евреями. У вас нет другого выхода.

А кричать по площадям и шагать с маргиналами под красно-черными лозунгами тоски по ушедшей жизни, вряд ли пристало. Все прошло, в прошлое не вернуться, это невозможно. Вы знаете это, господа, хорошо.

Автор: Марк Зайчик

Марк Меирович Зайчик – писатель и журналист. Жил в Ленинграде. В 1973 году репатриировался в Израиль. Работал журналистом на радиостанции "Голос Израиля" и в газете "Вести". Печатался в журналах "22", "Менора", "Континент", "Звезда" и др. Автор девяти книг прозы.

www.zman.com

 
Комментарии выключены

Опубликовано в рубрике Арабские государства, Еврейское государство, История далёкая и близкая

 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования