RSS
 

КТО ОНИ — ПАЛЕСТИНСКИЕ АРАБЫ

08 Апр

 

Название «Палестина» произошло от ивритского слова плиштим (филистимляне) — так называли выходцев с греческих островов Эгейского моря.

В 13-м веке до н.э. они были изгнаны из Греции и поселились в прибрежной низменности Земли Израиля. Впервые название Земле Израиля — «Палестина» дали римляне. Чтобы стереть из истории память о еврейском народе и его исторической родине.

Следует подчеркнуть, что на этой земле никогда не было арабского формирования, имеющего свою уникальную национальную, географическую и культурную идентификацию. Арабы, живущие на этих территориях, всегда причисляли себя к большому арабскому, мусульманскому миру. Во времена, когда Эрец Исраэльбыла завоевана турками, они считали себя гражданами Оттоманской империи, позднее, после развала империи — «Великой Сирии» (об этом писал, в частности, один из ведущих историков начала 20 века, исследовавших арабское национальное движение, Джорж Хабиб Антониус).

Сотрудник ЮНИТАР (исследовательский цент при ООН) Джон Хайнес Холмс, известный левыми взглядами, в своей изданной в 1929 году книге «Палестина сегодня и завтра — обзор сионизма» писал: «Это — земля (Земля Израиля), куда евреи пришли, чтобы отстроить свою древнюю родину… Нет ни единого места на этой земле, где не было бы следов присутствия какого-либо из древних еврейских колен… Здесь нет ни одной дороги, ни одного источника, ни одной горы, ни одной деревни, которые не напоминали бы о великих [еврейских] царях и не несли в себе отголоски изречений великих еврейских пророков… Причина возвращения евреев в эту страну имеет гораздо более высокие и благородные мотивы, нежели просто экономические… Они вернулись сюда, чтобы выполнить великую миссию — возродить Сион. А Сион — это Палестина». 

Исторические документы со всей очевидностью доказывают, что Земля Израиля была колыбелью еврейского народа за 2.000 лет до возникновения ислама. Документально подтверждается, что между еврейским народом и его еврейской родиной всегда существовала неразрывная связь. По историческим документам также известно, что к западу от реки Иордан не было никаких палестинских арабов, никогда не было палестинского государства. Никогда и никто не отнимал эту землю у палестинцев. Поэтому нет и оснований для того, чтобы предоставить им «право на возвращение».

Большинство «палестинцев» — потомки арабов, мигрировавших в Эрец Исраэль в 1845–1947 годах из Судана, Египта, Ливана, Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, Бахрейна, Йемена, Ливии, Морокко, Боснии, Кавказа, Туркменистана, Курдистана, Индии, Афганистана и Белуджистана (провинция Пакистана).

Переселение арабов в Эрец Исраэль было связано, в частности, с тем, что сначала — Оттоманская империя, а затем — британские власти импортировали их в качестве рабочей силы для осуществления многочисленных проектов: строительства порта в Хайфе, железных дорог, военных сооружений и дорог для автомобильного транспорта. Арабы работали в каменоломнях, на осушении болот и т.д.

Впоследствии арабы из соседних стран прибывали сюда (легально и нелегально) в поисках работы, привлеченные экономическим бумом, который стал результатом еврейской иммиграции в Эрец Исраэль, начавшейся в 1882 году. Численность арабского населения здесь заметно росла. Так, например, если в 1880 году в Хайфе она составляла 6 тыс. человек, то в 1919-м она выросла до 80 тыс. арабов.

В это же время в Эрец Исраэль расширялись еврейские поселения, а с ними — инфраструктура и новые возможности получения работы. Потребность в рабочей силе возросла и с началом Второй мировой войны, а, следовательно, возросла и миграция арабских работников, селившихся на территории к западу от реки Иордан. 

Эфраим Карш, руководитель программы исследований Ближнего Востока и Средиземноморья в королевском колледже Лондона, автор книги «Преданная Палестина», в 1937 году в отчете Британской комиссии писал: «Увеличение численности арабского населения особенно наблюдается в городах и связано с развитием еврейского строительства. Переписи от 1922 и 1931 годов показывают, что арабское население Хайфы выросло на 86 %, Яффо — на 62 %, Иерусалима — на 37 %. В то же время, в городах с арабским населением, таких, как Шхем и Хеврон, население выросло лишь на 7 %, а в секторе Газы наблюдалось уменьшение численности на 2 %» (Издание Йельского университета, 2010, стр. 12).

В результате арабской иммиграции с 1880 по 1947 годы арабское население Яффо, Хайфы и Рамлы увеличилось в 17, 12 и 5 раз, соответственно. Захват земель египтянином Мухаммедом Али (1831-1840 гг.) был закреплен тысячами египтян, переселившихся на пустовавшие территории между Газой и Тулькаремом и далее на север до долины Хула. Они шли по следам дезертиров из египетской армии, бежавших из Египта до 1831 г. Британский путешественник Х.Б. Тристрам писал о египетских беженцах в долине Бейт Шеана, в Акко, Хадере, Нетании и Яффо.

Британский Фонд исследования Палестины отмечал, что египетские поселения появились во множестве в Яффо и окрестностях — Сахнет-эль-Муссария, Абу Кабир, Абу Дервиш, Сумейль, Шейх Мунис (нынешний Рамат Авив), Саламе и т.д. В 1917 году арабы города Яффо представляли, по крайней мере, 25 национальностей, включая персов, афганцев, индусов, белуджей и др.

Сотни семей из Египта поселились в Ара Араре, Кфар Касеме, Тайбе и Калансаве. В 1908 году арабы, мигрировавшие из Йемена, поселились в Яффо, а сирийские арабы из Харана, селились в основном в портовых городах — Хайфе и Яффо. 

«30-36 тысяч сирийских мигрантов (хураны) прибыли в Палестину лишь за последние несколько месяцев», — сообщала 12 августа 1934 г. сирийская ежедневная газета "Ла Сири". Сирийские правители всегда рассматривали Палестину, как южную провинцию Большой Сирии.

Ливийские мигранты и беженцы селились в районе Гедеры, к югу от Тель-Авива. Алжирские — близ Цфата, Тверии и в других районах Галилеи. Штаб-квартира их лидера Абд эль-Кадера эль-Хуссейни находилась в Сирии.

Черкесы, бежавшие от русского завоевания (1878 г.), мусульмане из Боснии, туркмены, йеменские арабы (1908 г.) и бедуинские племена из Иордании (бежавшие от войны и голода) разнообразили арабскую демографию. Кстати, многие арабы, бежавшие из Израиля во время Войны за Независимость, воссоединились со своими семьями в Египте и других арабских странах. 

В своей книге «Простаки за границей» (впервые издана в 1869 году) известный американский писатель Марк Твен писал: «В какую сторону ни пойдешь, на тридцать миль вокруг не встретишь хотя бы одинокой деревушки. В двух-трех местах жмутся друг к другу шатры бедуинов, но оседлых жителей тут нет. Здесь можно проехать десять миль, не встретив и десяти человек… В этих краях вспоминаются слова пророка: «Я опустошу землю твою; враги твои, живущие на ней, изумятся. И расселю народ твой среди язычников, и обращу меч на тебя; и земля твоя будет пустынной, и города твои опустеют»…. Безлюдные пустыни, угрюмые, бесплодные горы, которым никогда, никогда, до скончания века не стряхнуть с угловатых плеч блеск палящего солнца, не окутаться мягкой дымкой; не растаять в тумане… Нигде ни травинки, ни кустика. Даже оливы и кактусы, верные друзья бесплодной земли, почти вывелись в этом краю. На свете не сыщешь пейзажа тоскливей и безрадостней, чем тот, что окружает Иерусалим… С вершины горы мы бросили взгляд на Мертвое море, лежащее в Иорданской равнине, точно голубой щит, и теперь шагаем по узкой, раскаленной, суровой и необитаемой теснине, где не выдержало бы ни единое живое существо, кроме разве саламандры… Древний Иерихон не из самых живописных руин… Пустыня и голые холмы вокруг Мертвого моря мерцают на солнце так, что больно смотреть, и нигде ни зелени, ни единого живого существа — ничего, что радовало бы глаз. Это мерзкий, бесплодный, испепеленный солнцем край. Гнетущая тишина нависла над ним… Палестину по праву можно считать царицей среди земель, одним своим видом наводящих уныние. Горы ее бесплодны и некрасивы, их краски тусклы. Долины — это неприглядные пустыни с чахлой растительностью, от которой так и веет тоской и убожеством. Мертвое море и море Галилейское сонно цепенеют среди пустынных гор и равнин, где не на чем отдохнуть глазу — здесь нет ничего яркого или поражающего, нет ласковых пейзажей, дремлющих в лиловой дымке или испещренных тенями проплывающих в небе облаков. Все очертания резки, все линии четки; здесь нет перспективы — издали все так же лишено очарования, как и вблизи. Безрадостная, угрюмая и скорбная земля…

Палестина не снимает власяницы, и глава ее посыпана пеплом. Над ней тяготеет проклятие, которое иссушает ее поля и сковывает ее. Где некогда вздымались к небу башни и кровли Содома и Гоморры, ныне широко разлилось море, в его горьких водах нет жизни, над его мертвенной гладью знойный воздух душен и недвижен, по берегам его растет лишь плевел да кое-где пучки тростника и предательские плоды, которые обещают прохладу запекшимся губам, но при первом же прикосновении обращаются в пепел…». 

Наблюдениям Марка Твена вторит и американская писательница и журналистка, профессор истории Джоан Петерс в книге «С незапамятных времен» (изд. 1984 г.). В этой книге приведены факты, документы и свидетельские показания очевидцев. Каждое утверждение автора имеет доказательства. Книга написана при участии трех корифеев в области истории Ближнего Востока — профессоров Бернарда Левиса, Эли Кедури, П. Ватикиотиса. Использованы в ней и материалы других специалистов. В частности — профессоров Фреда Готхейла, Вальтера Лэкуэра и Мартина Гильберта.

В своей книге Петерс цитирует председателя Американского христианского палестинского комитета доктора Карла Германа Восса: «Арабское население Палестины было незначительным до тех пор, пока не началось возвращение евреев, заселявших пустующие бесплодные земли. Это привлекло многих арабов из соседних стран».
Далее — еще несколько выдержек из книги Джоан Петерс: 

«В 1939 году президент Рузвельт писал: «Начиная с 1921 года, арабская миграция в Палестину значительно превысила еврейскую иммиграцию за весь период». 
«Египетский завоеватель Ибрагим Паша основал колонии из египетских солдат в Бейзане, Наблусе, Ирбиде. Акре и Яффо. Пятьсот солдатских семей (по крайней мере, 2 тысячи человек) были импортированы и основали новый район. Это — лишь один пример из бесчисленного множества…». 

«В другом районе, в Цфате, поселились мусульмане из Марокко и курды… В 1878 году кавказцы, алжирцы, египтяне, друзы, турки, боснийцы и другие иммигрировали в Палестину… По меньшей мере 25 процентов из 141 тыс. мусульман (во всей Палестине в 1882 году) были вновь прибывшими или потомками тех, кто пришел в Палестину после египетского завоевания 1831 года… В 1858 году Британский консул в Иерусалиме писал: «В Иерусалиме число мусульман составляет не более четвертой части от населения города». 

«…Перепись 1931 года показала, что мусульмане говорят, по крайней мере, на 23 языках, а прибывшие в Палестину христиане — еще на 28. Согласно данным этой переписи, неевреи в Палестине указали местом своего рождения 24 страны…».

В своей книге Петерс подчеркивает, что в 1930-е годы британский власти, чиня препятствия возвращению евреев в Эрец Исраэль, способствовали расселению арабов на этой территории. И сообщает, что 3 января 1926 года Британский верховный уполномоченный по выдаче разрешений заявил: «…беженцам сирийской, ливанской или палестинской национальности, разрешен въезд в Палестину без паспорта или визы». 

Израильский журналист и выдающийся исследователь истории Палестины Арье Авнери в своей книге «Претензия на лишение собственности» (изд. 1982 г.) писал: «В истории существует масса примеров завоеваний, которые вели к процессу абсорбции и ассимиляции и далее — к созданию нового национального образования. Если бы арабское завоевание привело к созданию арабской нации — как бы ни было мало ее население — сегодня было бы сложно опровергать претензии на постоянное арабское присутствие в Палестине, — пишет Авнери. — Но этого не произошло. Считанные арабы, жившие в Палестине сто лет назад (когда только начали создаваться еврейские поселения), были всего лишь крошечным остатком мигрирующего населения, подпитывающимся постоянным притоком арабов, бежавших из своих стран в результате конфликтов между местными племенами и местными тиранами… В 1554 году в Палестине жили 205 тыс. мусульман, христиан и евреев. В 1800 году численность населения уже достигла 275-ти тысяч человек. В 1890 население Палестине увеличилось до 532 тысяч — благодаря постоянной иммиграции, вызванной строительством еврейских поселений, развитию налаженной евреями торговли, росту потребности в рабочей силе, улучшению системы здравоохранения и т.п… В конце 18 века и в 19 веке в составе населения Палестины произошли радикальные изменения — из-за Наполеоновской кампании 1799 года и из-за вторжения сюда египетской армии и последующего правления Ибрагима Паши в 1831-1840 г.г. Многие жители покинули Палестину, а на их место прибыли другие». 

Совершенно необоснованное заявление арабов о якобы постоянном, «с незапамятных времен», арабском присутствии в Эрец Исраэль и их попытки отрицать моральное, историческое и географическое право еврейского народа на суверенитет над землей Израиля, подпитывают терроризм и ненависть арабов к евреям. Именно эти факторы — основное препятствием к мирному урегулированию затянувшегося арабо-израильского конфликта… 
 

Перевод с английского

Йорам Этингер

востоковед и американист,

в недавнем прошлом — генеральный консул Израиля в Хьюстоне (США),

 сейчас — преподаватель Еврейского Университета в Иерусалиме

Автор многих статей о современном бизнесе,

 

 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования