RSS
 

Ближневосточное DEJA VU

20 июля

Перед Израилем стоят две главных задачи – выжить любой ценой и сохранить при этом высокий моральный стандарт. Открытым остаётся вопрос: как быть, если эти задачи окажутся несовместимыми?

Яир Лапид, израильский журналист

Иранская атомная бомба – это лишь вопрос времени. Президент Ирана Ахмадинеджад заявил 25 февраля 2010 года на встрече с Башаром Асадом в Дамаске: «У нас есть информация о том, что Израиль собирается нанести удар по Ливану, Сирии и сектору Газа… Начался обратный отсчёт времени в деле уничтожения Израиля. Скоро мы увидим, если Аллаху будет угодно, ликвидацию сионистского режима».

Израильские министры, включая главу правительства, лихорадочно мечутся по столицам западных и восточных стран в безуспешных попытках заручиться их согласием на действенные экономические санкции, способные остановить ядерную программу Ирана. Сроки введения санкций, периодически объявляемые Белым домом, постоянно отодвигаются. Сначала это был сентябрь прошлого года, потом декабрь, потом конец января нынешнего года. А недавно глава госдепартамента, леди далеко не железная, заявила, что для принятия санкций потребуется нескольких месяцев. К тому же они будут «мягкими, не затрагивающими жизненных интересов иранского народа». Эту формулировку с готовностью поддержала Россия, которая, как известно, в своей внешней политике всегда озабочена интересами простых людей. По словам президента Медведева, «санкции должны быть выверенными и умными, не направленными против гражданского населения». У Китая собственные интересы, никак не связанные с интересами Запада, не говоря уже об Израиле. Против санкций выступает Бразилия, член Совета Безопасности с правом голоса. Страны, считающиеся друзьями Израиля, призывают его проявлять сдержанность и не ставить под угрозу мир на Ближнем Востоке. Многочисленные западные эксперты предостерегают, что израильская атака против иранских ядерных объектов приведёт к катастрофе и полной дестабилизации региона. Таким образом, Иран получает время, необходимое для завершения работы по созданию ядерного оружия. А Израиль снова оказывается один на один с угрозой уничтожения.

Почему снова? Потому что подобная ситуация уже существовала 43 года назад, накануне Шестидневной войны. Хотя аналогия с прошлым, равно как и проведение исторических параллелей, занятие весьма рискованное, в данном случае нельзя отделаться от впечатления, что мы имеем дело с типичным ближневосточным déjà vu. Ибо традиционным атрибутом политики в нашем регионе являются пресловутые старые грабли. Наиболее популярен этот предмет в мусульманских странах, а также у внешних игроков на здешней политической арене. Но и Израилю он не чужд.

Итак, какова была обстановка в мае-июне 1967 года, накануне Шестидневной войны? И что даёт основание считать нынешнюю ситуацию похожей на неё? Напомним драматические события того времени. В начале мая египетская парламентская делегация посетила Москву. Советское правительство передало ей заведомо ложную информацию о том, что Израиль якобы сосредоточил на своей северной границе мощную группировку с целью нападения на Сирию (4 ноября 1966 года Египет и Сирия подписали пакт о совместной обороне). В действительности там находилась одна рота численностью 120 человек, охранявшая границу от террористов. Позднее, 19 мая, когда арабская военная истерия уже набрала обороты, наблюдатели ООН, дислоцированные вдоль израильско-сирийской границы, подтвердили отсутствие каких-либо признаков концентрации войск. Когда из египетских газет стало известно об источнике этой «информации», Израиль предложил советскому послу в Тель-Авиве посетить северную границу и лично убедиться в отсутствии израильской группировки. Посол отказался. Здесь стоит обратить внимание на то, что Ахмадинеджад спустя 43 года повторяет ту же ложь, как предлог для нападения на Израиль. Старые грабли вновь востребованы теми, кто не знает историю или не извлекает уроков из неё…

15 мая через Каир прошли крупные силы египетской армии, направлявшиеся к Суэцкому каналу на помощь Сирии. На следующий день Насер потребовал удалить войска ООН с Синайского полуострова. Эти войска численностью 3 300 человек состояли из национальных контингентов семи стран и были размещены там на основании резолюции Генеральной Ассамблеи от 5 ноября 1956 года. Их задача состояла в разделении враждующих сторон. Согласно резолюции для вывода войск требовалось предварительное согласие Ассамблеи. Однако министр иностранных дел Махмуд Риад вызвал послов стран, солдаты которых находились в Синае, и передал им требование своего правительства. Югославия и Индия, имевшие наибольшие контингенты, немедленно согласились. 17 мая, рано утром, египтяне уже занимали их позиции вдоль границы с Израилем. 18 мая, вскоре после полудня, египетский генерал Рихие приказал отряду из 32 солдат ООН, размещённых на наблюдательных постах в Шарм-эш-Шейхе, эвакуироваться в течение 15 минут. Западные страны и Совет Безопасности хранили молчание.

19 мая, У Тан, генеральный секретарь ООН, проинформировал Генеральную Ассамблею о получении египетского ультиматума и о своём единоличном решении, без её предварительного согласия, о безотлагательном выводе войск. Египет открыто и вызывающе бил в барабаны войны, но ни одна из великих держав не потребовала созыва Совета Безопасности.

А как реагировала на события западная пресса? Английский министр иностранных дел Браун, обеспокоенный ситуацией на Ближнем Востоке, объявил 19 мая, за полчаса до начала своего давно запланированного визита в Москву для обсуждения вьетнамской проблемы, об отсрочке поездки. В связи с этим лондонская «Санди миррор» гневно вопрошала: «Какие основания имеются у министра иностранных дел считать, что тот незначительный вклад, который он может внести в дело предотвращения войны между Израилем и Египтом, важнее, чем крайне необходимая встреча с мистером Косыгиным по вьетнамскому вопросу?»

Правительство Индии безоговорочно одобрило действия Египта. 21 мая газета «Декан геральд» опубликовала заявление премьер-министра Индиры Ганди о полной поддержке президента Насера и других арабских лидеров в их справедливой борьбе против Израиля. Незадолго до этих событий советское правительство успешно выступило в качестве посредника между Индией и Пакистаном, пригласив глав этих государств в Ташкент и добившись предотвращения войны между ними. Поэтому Израиль обратился к Москве с просьбой о таком же посредничестве между ним и Египтом. Ответа не последовало. Москва не сомневалась в победе Египта и не была заинтересована в том, чтобы предотвратить уничтожение Израиля.

22 мая Египет объявил о своём решении закрыть Тиранский пролив для израильских судов, а также для судов других стран, доставлявших в Израиль «стратегические грузы». Свобода судоходства через пролив базировалась на Женевской конвенции 1958 года, гарантами которой были главные морские державы. Закрытие этого жизненно важного торгового пути, по которому в Израиль поступала почти вся импортируемая нефть, было актом войны. Ни США, ни Англия не выполнили своих обязательств по поддержанию свободы судоходства. 24 мая Египет начал полную блокаду пролива. По требованию Дании и Канады состоялось экстренное заседание Совета Безопасности, на котором советский представитель, вне всякой связи с повесткой дня, потребовал немедленного вывода американского и британского флотов из Средиземного моря. Из-за этого абсурдного требования заседание закончилось безрезультатно.

25 мая египетская военная делегация прибыла в Москву и была принята министром обороны маршалом Гречко. На следующий день Насер, ободрённый результатами этой встречи, заявил в своём обращении к руководителям египетской федерации профсоюзов: «На этот раз война будет тотальной. Её цель – полное уничтожение Израиля». Эти слова перепечатали газеты всех западных стран. Но никакой реакции на них ни со стороны правительств, ни Совета Безопасности не последовало, как, впрочем, и на заявление Ахмадинеджада, приведённое в начале статьи.

В тот же день министр иностранных дел Израиля Аба Эвен прилетел в Вашингтон. Президент Джонсон заставил его ждать встречи почти целый день. Во время беседы хитроумный и набожный хозяин Белого дома не скупился на выражение симпатий к Израилю, но уклонился от принятия каких-либо конкретных обязательств. Он сказал, что США могут прийти на помощь только после принятия Конгрессом соответствующей резолюции, а это потребует длительного времени. Президент призвал Израиль запастись терпением, проявлять сдержанность и не поддаваться на провокации Египта. Между тем обстановка становилась всё более угрожающей с каждым днём. На обратном пути Эвен остановился в Париже и встретился с президентом де Голлем. Он просил его вмешательства, но вместо этого получил ценный совет: «Не стреляйте первыми. Если вас атакуют, Франция будет на вашей стороне. Если вы атакуете, то совершите роковую ошибку». На этом «усилия» Франции по предотвращению войны закончились.

30 мая в Египет неожиданно прибыл король Иордании Хусейн. Он подписал с Насером пакт о совместной обороне и передал свою армию в распоряжение египетского генштаба. Кольцо вокруг Израиля замкнулось. В тот же день произошли и другие драматические события. Иракские танковые части вступили в Иорданию и перешли на Западный берег, а иракская авиация перебазировалась на ближайшие к Израилю аэродромы. Саудовская Аравия сконцентрировала свою армию на иорданской границе в районе Акабского залива. В Египет был отправлен алжирский экспедиционный корпус. В общей сложности Израилю противостояла объединённая арабская армия численностью 530 тысяч человек, имевшая 2 500 танков и 940 боевых самолётов. Вооружённые силы Израиля после всеобщей мобилизации насчитывали 264 тысячи человек, 800 танков и 300 самолётов. Эти цифры широко публиковались и обсуждались в западной прессе. Мнение подавляющего большинства экспертов и аналитиков сводилось к тому, что Израиль не сможет противостоять превосходящим арабским силам. В Аммане глава ООП Ахмед Шукейри, предшественник Арафата, заявил: «Когда мы освободим Палестину, то поможем уцелевшим евреям вернуться в страны исхода. Но я сомневаюсь, что кто-то вообще уцелеет». Эти слова тоже были опубликованы в западной прессе. Насер и другие арабские лидеры предвкушали тотальную победу и пребывали в состоянии эйфории, о чём свидетельствовали их безумные заявления. Этому в немалой степени способствовало молчание западных стран. Нынешние иранские руководители находятся в плену таких же иллюзий. Вряд ли они отдают себе отчёт в том, что наступают на старые грабли в изобилующей сюрпризами истории противостояния с Израилем…

В обстановке полного бездействия так называемого мирового сообщества, призывов к сдержанности и заклинаний «не стрелять первыми» Израиль нанёс сокрушительный превентивный удар. В понедельник 5 июня, в 7.45 утра израильские боевые самолёты, пройдя на бреющем полёте над Средиземным морем, не замеченные радарами, внезапно и одновременно появились над всеми египетскими аэродромами. Авиация противника была уничтожена на земле. Больше всего международных экспертов поразило то, что ложные макеты самолётов не пострадали. Дальнейшее хорошо известно. Через шесть дней Израиль одержал полную победу над арабской коалицией, вписав блестящую страницу в историю военного искусства. С тех пор Шестидневная война изучается во всех военных академиях мира.

Хотя история и не терпит сослагательного наклонения, можно с уверенностью утверждать – если бы Израиль внял призывам «доброжелателей» и не нанёс превентивного удара, кровавые вожделения Насера и Шукейри могли бы стать реальностью. Развитие нынешних событий, связанных с Ираном, и анализ поведения руководителей западных, восточных (Китай), промежуточных (Россия) и латиноамериканских (Бразилия) стран позволяет предвидеть высокую вероятность возникновения аналогичной ситуации в недалёком будущем. И опять Израилю придётся выбирать между проявлением сдержанности, отказом от «стрельбы первым» и своим существованием. Иными словами, пресловутое ближневосточное déjà vu перестанет быть просто фигурой речи, а превратится в вопрос жизни и смерти государства и народа. Не трудно предугадать, какой выбор будет сделан…

 

 
Комментарии выключены

Опубликовано в рубрике Еврейское государство, История евреев

 

Обсуждение закрыто.

 
Flag Counter Индекс цитирования